Древнерусский денежный счет от первых князей до Петра Великого

"Деньги не щепки, счетом крепки"
"Деньги умному - честь, а дураку - мука"

Деньги древних славян

Сначала несколько слов о терминологии. Древнейшими словами, обозначавшими у наших предков то, что сегодня мы называем деньгами, являются термины «скотъ» и«куны». Оба они - память далекой незапамятной старины, когда предки славян еще кочевали со своими стадами по евразийским степям и охотились в лесах на пушного зверя. Конечно, как и большинство исторических народов, славяне понимали ценность редких металлов – золота и серебра. Однако, не имея месторождений таких металлов в своей земле, предки наши считали их за большую редкость. То немногое, что завозилось из сопредельных стран при торговле и как военная добыча, шло на изготовление статусных предметов и украшений (височные кольца, шейные гривны, застежки плащей и поясов, и т.д). Поэтому реальным мерилом богатства очень долгое время считался домашний скот и шкуры пушных зверей.

Несмотря на очень древнее происхождение, слова «скотъ» и «куны» часто еще упоминаются в письменных документах XI века, повествующих о деяниях князя Владимира Святославича и его ближайших потомков, когда на Руси уже вовсю ходили серебряные слитки и монеты. Сокровищница Владимира названа «скотницей», и в ней хранились его «куны», которые он, время от времени, велел раздавать бедным гражданам «от скотниц кунами». Его сын Ярослав в 1018году, в бытность свою Новгородским князем, собирал с новгородцев деньги для найма варягов следующим образом: «начаша скотъ собирати: от мужа по 4 куны, от старостъ по 10 гривенъ, от бояръ по 18 гривенъ, и приведоша варягы и вдаша имъ скотъ».

Постепенно слово «скотъ», как наиболее архаичное, стало выходить из употребления. Последний раз оно упоминается в договорной грамоте новгородцев с немцами 1182 года. Слово «куны» продержалось в древнерусском языке намного дольше, до конца XV века, наверное потому что пушнина еще очень долгое время являлась заменителем денег, самым дорогим и ликвидным товаром, который охотно покупали у славян иноземные купцы. Арабские путешественники, побывавшие в IX – X веках на Волге и Днепре, в своих мемуарах упоминают об использовании славянами шкурок соболей и куниц как средства внутренних расчетов и накопления. «Кунами» также стали называть иноземные серебряные монеты определенного веса, которые в сумме составляли условную расчетную единицу –«гривну кун». Как денежная единица, «куна» до сих пор существует в одной из славянских стран - Хорватии.

В XII веке в письменных документах появляется новое общеупотребительное обозначение денег как платежного средства – «серебро». В XIII веке, после Батыева нашествия, мы видим в летописях «ордынское серебро» - деньги для уплаты дани татарам. Ежегодная дань, вывозившаяся Новгородом из северо-восточных колоний, называлась «серебром закамским», хотя состояла большей частью из меха пушных зверей. С возникновением в XIV веке счета на рубли, слова «рубль» и «серебро» часто упоминаются вместе. 1391 год (новгородская летопись): «… взяша новгородци у святой Софии с полатей серебра 10 000, и разделиша на конецъ по 1000 рублевъ серебра и ставиша костры каменные». И только лишь в конце XIV века, когда в обороте появляется серебряная монета «денга», можно увидеть первые упоминания привычного нам сегодня слова «деньги». Весь XV и XVI век «деньги» и «серебро» употребляются в документах как взаимозаменяемые синонимы. «…заняли есми у Кириловского прикащика четыре рубля московскихъ денегъ ходячихъ казеннаго серебра монастырскаго, а в техъ есми денгахъ заложили пожню …» (заемная грамота 1537 года). С начала XVII века слово «деньги» утверждается уже прочно в русском языке, вытесняя «серебро» из обихода полностью.

Стоит также рассказать немного о «гривне», которая упоминается как денежная единица уже в X веке. Первоначально «гривной» у славян называлось украшение в виде золотого или серебряного шейного кольца («грива» – на славянских языках означает шею). Подобные украшения известны у многих древних народов – скифов, сарматов, кельтов, германцев. На Руси шейные и ручные кольца из золота («гривны» и «обручи») считались статусным украшением, полагавшемся лицам княжеского рода. В виде особой награды за воинские заслуги такой предмет мог быть пожалован кому-либо из бояр и дружинников. Например, в русских былинах и летописях известен богатырь Александр (Алеша) Попович «с златою гривною», дарованной ему за победу над половцами. Серебряные гривны и браслеты, по археологическим данным, были очень популярны среди военно-дружинного сословия и в Скандинавии, и на Руси, где дружины первых князей – Рюриковичей в значительной степени состояли из тех же варягов скандинавского происхождения. Гривны были удобны тем, что каждый воин мог носить свой личный капитал на себе, а при недостатке монет подобные украшения могли вполне заменить деньги. При дележе военной добычи их рубили на куски и взвешивали, и такие обрубки находят почти во всех кладах викингов. Поэтому в скандинавских сагах скальды часто называют военных вождей (конунгов) «рубителями колец». В свете всего сказанного можно понять, каким образом «гривна» на Руси стала весовой и счетной мерой, связанной с деньгами и серебром, и оставалась в употреблении многие века, хотя обозначали ею подчас совершенно разные величины.

Куэрдельский клад викингов
Знаменитый Куэрдельский клад викингов, датируемый началом X века. Найден на берегу реки Риббл, Северо-Западная Англия

Деньги Киевской Руси (IX – XII в.в.)

Уже в VIII веке на землях восточнославянских племен появляются первые города-государства: Киев, Новгород, Полоцк, Смоленск, Ростов. Главный город каждого крупного славянского племени служил местом торговли, куда со всей подвластной ему территории свозились товары для продажи. Если взглянуть на карту, то можно заметить, что все старейшие русские города расположены на двух крупных международных артериях древности, связывавших Север с Югом, а Запад с Востоком: Днепровском пути, известном как путь «из варяг в греки», и Волжском пути, соединявшим север Европы с Каспийским морем и странами Востока. В VIII – X веках самой распространенной международной валютой на территории Европы, Ближнего Востока и Северной Африки были серебряные арабские дирхемы, которые в научной литературе принято называть «куфическими», от воспроизведенного на них особого стиля арабского письма – «куфы».

Арабские куфические дирхемыдирхемы
Арабские куфические дирхемы
Чеканились эти монеты в Арабском Халифате, имевшем в своем распоряжении серебряные рудники. По именам правящих династий историки различают дирхемы «аббасидские», «саманидские», «омейядские» и т. д. Монеты эти пользовались всеобщим уважением, поскольку изготавливались в большом количестве, имели очень высокую пробу серебра и довольно точно выдержанный вес - в пределах 2,6 - 2,9 грамм. Арабское слово "дирхем" восходит к греческой "драхме" - самой распространенной серебряной монете античного мира. Большое количество таких дирхемов завозилось торговыми людьми на Русь по Волге через Хазарию и Волжскую Булгарию. Поскольку за шкурку куницы купцы давали один дирхем, то именно он стал русской «куной», основой первой на Руси счетно-денежной системы. А славянские меховые деньги, уже давно используемые в обороте, получили четкий серебряный эквивалент. Так как при расчетах возникала потребность в мелочи, дирхемы резали на куски, благо монеты были тонкие. Так появилась «резана» - 1/2 дирхема. Шкурка белки («векша» или «веверица») ценилась в 1/6 дирхема, и она тоже стала частью русской денежной системы.В начале X века в обороте появились дирхемы, вес которых был увеличен на четверть и составил около 3,4 грамма, что соответствовало еще одной распространенной денежной единице древнего мира - серебряному римскому денарию. Арабские купцы называли такие монеты «нагд» - что значило «отборная, полновесная монета». Предположительно от этого арабского слова произошла русская «ногата», которая считалась за 1,25 куны. 25 дирхемов-кун составили «гривну кун» - условную монетно-расчетную единицу весом около 68 грамм, которая вместе с «кунами», «ногатами» и «векшами» составила первый русский денежный счет, отраженный в так называемой «первой» или «краткой» редакции «Русской Правды» 1016 года - своде законов Ярослава Мудрого:1 гривна кун = 20 ногат = 25 кун = 50 резан = 150 векшей.Пиком могущества и единства Киевской Руси принято считать период нахождения на Киевском престоле Владимира Святославича, святого равноапостольного князя, крестителя Руси (он правил с 978 по 1015 год). Именно в это время появились первые монеты русской чеканки, золотые и серебряные. Золотая монета, которую принято называть «златником Владимира», по своему оформлению и по весу (4,26 г) копировала византийский солид. Надо полагать, что после принятия Русью христианства Владимир посчитал себя монархом, равным по положению Византийскому императору. Первый «сребреник» Владимира был в точности похож на «златник» по символике изображения, но в дальнейшем вместо лика Христа на нем стали помещать трезубец - родовой герб Рюриковичей. Вес «сребреника» (3,4 г) по денежному счету соответствовал ногате, и он, также как и «златник», был ходячей монетой (а не наградной медалью, как утверждают некоторые историки), о чем свидетельствуют характерные следы обращения на большинстве найденных экземпляров. Судя по малому количеству дошедших до нас монет князя Владимира, тираж их выпуска был небольшим, а чеканка производилась непродолжительное время.

Златниксребреник
Монеты Владимира Святославича: Златник и сребреник
После смерти Владимира производство золотых монет в Киевской Руси было прекращено навсегда. «Сребреник» еще некоторое время чеканился при ближайших наследниках Владимира – его сыновьях Святополке и Ярославе, но в количествах еще меньших, чем при самом Владимире.
Сребреник Святополка
Сребреник Святополка

Сребреник Ярослава
Сребреник Ярослава
Есть предположение, что «сребреники Ярослава» изготовлены в Новгороде еще в 1014 году, при жизни Владимира. Известно, что Ярослав, бывший в то время Новгородским князем-наместником и вассалом своего отца, вдруг объявил себя независимым государем и отказался платить дань Киеву. А выпуск собственной монеты стал своего рода заявкой на суверенитет.Кроме монет, уже в XI веке по всей Европе была в ходу крупная денежно-весовая единица серебра, вес которой в разных странах составлял порядка 200 - 250 грамм. В германоязычных государствах она называлась «маркой», а в славянских землях - Польше, Чехии, Руси – «гривной». На Руси «гривна серебра» представляла собой увесистый слиток, использовавшийся для крупных расчетов - торговых сделок, выплате даней, вкладов в монастыри и т.д. Ее следует отличать от «гривны кун», поскольку это не одно и то же. Археологи находят серебряные гривны нескольких типов, которые заметно отличаются по форме и по весу.Самыми распространенными были гривны «новгородского» (северного) типа, представлявшие из себя короткие серебряные палочки весом около 205 грамм (48 золотников). По форме они напоминают фрагменты порубленной на куски шейной гривны, каких много встречается в кладах эпохи викингов. Вероятно, первоначально так оно и было. Из средневековых денежно-весовых единиц Европы, новгородская гривна ближе всего по весу к «готландской марке» (207,8 г.), что вполне объяснимо: балтийский остров Готланд, или по-русски Готский Берег, являлся в древности крупнейшим центром международной морской торговли. Слитки северного типа находят в большом количестве не только в землях Новгорода и Пскова, но и на территории Северо-Восточной и даже Южной Руси. Новгородская гривна, также как готландская марка, служила одновременно мерой веса («гривенка», применявшаяся до конца XVII века), и денежной единицей, равной трем гривнам кун. От новгородской гривны произошел впоследствии русский серебряный рубль.

Новгородская гривна
Новгородская гривна

Киевские (южного типа) гривны имеют вид ромбовидного шестиугольника весом примерно 150 - 160 грамм. Полагают, что эталонный вес киевской гривны определялся как 1/2 византийского фунта (литра), равного 72 золотникам (около 307 грамм). Многосторонние связи Киева с Константинополем общеизвестны, особенно после принятия Русью христианства в 988 году. Однако начавшийся в XIII веке упадок Византийской Империи, а также разрушение Киева монголами в 1240 году, не дали развиться византийской денежно-весовой системе на Руси.

Киевская гривна
Киевская гривна

Гривны «черниговского» типа были обнаружены в небольшом количестве при раскопках в Чернигове. По внешнему виду они больше напоминают киевские, но по весу – 195 – 200 граммов, почти соответствуют новгородским.

Черниговская гривна
Черниговская гривна

Денежный счет XIII и XIV в.в.

К началу XI века поток арабских дирхемов на Русь заметно уменьшился по причине истощения в Халифате серебряных рудников и начала там междоусобных войн. А само государство Киевская Русь к середине XII века распалось на полтора десятка «великих княжеств», которые продолжали дробиться далее на мелкие уделы. Исторические судьбы отдельных русских «земель» складывались по-разному. Многие из них попали в политическую и экономическую зависимость от сопредельных государств – Великого княжества Литовского и Золотой Орды.

Среди историков принято называть XII, XIII и XIV века русской истории «безмонетным периодом», поскольку собственной разменной монеты нигде на Руси в это время не чеканили, а использовали лишь гривенные слитки. В качестве замены монете обычно называют меха, натуральный обмен товарами, а также так называемые «жеребьи» - примитивные кожаные ассигнации. Однако, это вряд ли верно. Каким образом, при отсутствии мелкой монеты, собирали бы с простых крестьян и горожан татарскую дань, которая, как известно, вносилась серебром и была разложена по городам, селам и деревням соразмерно количеству дворов и пахотной земли? Скорее всего, место арабского дирхема в денежном обращении Руси постепенно заняли монеты других государств, в том числе Золотой Орды (с XIII века). В русских княжествах и вольных городах вплоть до конца XV века не прекращается традиционный денежный счет на «куны», «ногаты» и «векши», правда стоимость этих единиц в различных землях уже не одинакова. В Новгороде были «куны» новгородские, в Смоленске – смоленские, и т. д. Какая именно иноземная монета подразумевалась под «куной» в каждом конкретном случае, и была ли это вообще монета - мы можем только догадываться.

Если говорить о Великом Новгороде, то в его письменных документах XII, XIII, XIV и начала XV веков употребляется огромное количество различных величин, обозначающих ценности: «куна старая», «куна ветхая», просто «куна» (чаще всего), «гривна серебра», «гривна кун», просто «гривна» без уточнения (очень часто), «векша», «бела», «белка», «куница черная», «куница шерстью», «ногата», «полрубля», «рубль», «мортка», «четверетца», «лобец». Причем «куна» и «куница черная» - величины разные, поскольку названы раздельно в одном и том же документе. «Бела» и «векша» - так же не тождественны, хотя формально оба слова обозначают одного зверя – белку. Создается впечатление, что среди названных величин есть и реальные монеты, и слитки, и счетно-денежные величины, и меха, причем все они употреблялись одновременно и были взаимосвязаны по своей стоимости.

Новгородский денежный счет «удельного» периода лучше всего сохранился в рукописи 1494 года (к этому моменту «кунный» счет уже устарел и был заменен счетом на деньги и рубли): «..паметь, какъ торговали доселе Новгородци: пять лобцовъ четверетца, а десять лобцовъ две четверетци, ино то мортка; а ногата полторы мортки, три четверетци, а две векши лбець, а лбецовъ пять за четверетцу...» Далее в документе приводится соотношение старых единиц к новым: « Новая гривна три гривны, а куна две денги, а ногата семь денегъ, а гривна серебра рубль».

Имея эту информацию и зная вес новгородской «денги» конца XV века (примерно 0,7- 0,8 г), можно рассчитать приблизительный вес серебра в каждой из счетных единиц, приведенных в данном документе и предположить, какие ходячие монеты того времени им могли соответствовать. Мы знаем, что «лобцом» или «лбецом» в Новгороде называли литовский «пенязь» - мелкую серебряную монетку в 1/10 «гроша». То, что «лбец» монета литовская, видно из фрагмента более ранней летописи: «новгородци …того лета (1410) начаша торговати, промежи себе, лобци и гроши литовскими и артугы немецкими, а куны отложиша …». В Великом Княжестве Литовском официально имел хождение так называемый «пражский грошь» - одна из самых массовых серебряных монет Восточной Европы XIV и XV веков, содержавший чистого серебра около 3,7 г. Поскольку 10 «лобцов» по новгородскому счету составляли «мортку», то мы имеем все основания считать, что «литовский грошь» и «мортка» - одно и то же. Изображенный на «пражском гроше» лев с оскаленной пастью вполне объясняет ее обиходное новгородское название. Упомянутые вместе с ними «артуги немецкие» также известны - это «артиги», серебряные шиллинги Ливонского Ордена, чеканившиеся в XIV веке в Дерпте, Риге и Ревеле.

Литовский пенязь
Литовский пенязь
Пражский грошь
Пражский грошь
АртигиАртиги Ливонского Ордена
Артиги Ливонского Ордена

Кстати, серебряные «шиллинги» германских государств (на Руси их называли «шелягами»), имевшие вес порядка 1,4 грамма, а также близкие к ним по весу английские «стерлинги», более всего подходят на роль новгородской «куны».

В восточно-русских княжествах, попавших под власть татар, наряду с европейскими монетами могли обращаться деньги Золотой Орды. Ордынский дирхем (денга татарская) XIV – XV веков по своему весу (около 1,4 г) был очень близок к европейскому «шиллингу», и мог вполне считаться «куной» не только в Московском, Тверском или Суздальско-Нижегородском княжестве, но даже в Новгороде и Пскове.

ДирхемДирхемы Золотой Орды (XIV век)
Дирхемы Золотой Орды (XIV век)

В Великом княжестве Рязанском в XIV веке ордынские серебряные монеты надчеканивались характерным рязанским клеймом – бараньей головой, за что назывались в народе «мордками» или «мордочками».

Монеты Рязанского княжества (XIV век)Монеты Рязанского княжества (XIV век)
Монеты Рязанского княжества (XIV век)

Живой народный язык часто присваивает ходячей монете простые и остроумные имена. Например, английский золотой «нобль» того времени на Руси хорошо знали, и называли «кораблеником» за имевшееся на нем изображение корабля.

Корабленик
Нобль Ричарда II (XIV век)

Появление и происхождение рубля

На сегодняшний день существует несколько версий происхождения как самого термина «рубль», так и того, какой вес серебра первоначально в нем содержался. Если отбросить иноземные версии (индийскую и арабскую) как маловероятные, то остается лишь два возможных толкования возникновения слова «рубль»:

  1. от глагола «рубить»
  2. от существительного «руб», что значит «рубец», «грань», «выступающий шов», который имели отлитые в формах серебряные гривны.

На наш взгляд, вторая версия выглядит куда менее убедительно, чем первая, хотя в принципе и она возможна. Что касается версии первой – что рубль есть некий от чего-то «отрубок», то она, в свою очередь, дает начало двум известным, принципиально разным теориям происхождения рубля, которые мы далее рассмотрим.

Теория первая - «московская». Часть историков полагает, что в XIV веке серебряные новгородские гривны в Великом княжестве Московском рубили на две (по другой версии – на четыре) части, и такие куски стали называть «рублями», и из Москвы уже эта новая денежная единица распространилась по всем другим землям и княжествам, в том числе попала в Новгород и Псков. Теория эта достаточно популярна в исторической и нумизматической литературе, начиная еще с XIX века, и даже попала в толковый словарь Даля, что придает ей убедительности. Доказательная база данной теории строится на следующих основных моментах.

Во-первых, как мы уже говорили, на старом русском языке «рубль» может означать «обрубок» - кусок чего либо, полученный путем отрубания от целого. В старинных кладах вместе с целыми гривнами действительно находят слитки половинного и четвертного веса (некоторые даже с клеймами), которые возможно и являются этими самыми «рублями» - частями новгородской гривны. Однако, исследователи давно уже заметили, что количество найденных половинок и четвертей существенно меньше чем количество гривен полновесных, содержащихся в том же кладе. К тому же края этих малых слитков, как правило, не имеют видимых следов рубки, а свидетельствуют скорее об их отливке в формах, аналогично целым гривнам. Возможно, малые слитки – это не рубли, а «полтины» и «четверти», которые также упоминаются в письменных источниках.

Второй аргумент в пользу данной теории – это значительно меньший вес московского рубля XV - XVI веков по сравнению с серебряной новгородской гривной. Но и этому есть объяснение – речь идет о рубле счетном, потерявшим уже к середине XV века свой вес вслед за падением веса составлявших его мелких монет (при Иване III новгородский рубль стоил примерно в 2 раза дороже московского).

Теория вторая, «новгородская», приводится в толковом словаре Брокгауза и Ефрона и обосновывается рядом научных работ конца XIX века. Согласно ей, на древнерусском языке «рублем» назывался короткий деревянный костыль (затычка, штырь, шип), использовавшийся плотниками и корабельными мастерами для склепывания досок и бревен. Поскольку по своей форме и размерам новгородская гривна (серебряная палочка) очень напоминает этот распространенный в то время плотницкий снаряд, то ее, видимо для уточнения, называли «рублевой гривенкой» или в просторечии «рублем». Впервые термин «рубль» упоминается как денежная величина в новгородской берестяной грамоте XIII века, найденной при раскопках в середине века XX (Московское княжество в XIII-м веке еще не существовало, а Москва была небольшой пограничной крепостью Ростово-Суздальского княжества). «Гривенка рублевая» как весовая мера присутствует в новгородских торговых документах XIV века наряду с «медовым пудом», «иваньским локтем» и другими мерилами.

Получается, что рубль наш имеет куда более древнее, и явно не московское происхождение. Эта версия рождения «рубля» как денежной единицы, пожалуй, самая правдоподобная, поскольку она не имеет существенных противоречий и многократно подтверждается письменными источниками XIV и XV веков, свидетельствующих и о новгородском происхождении рубля, и о равенстве его с гривной. Например, в уже упомянутом нами документе конца XV века, где приводится старый новгородский денежный счет на «мортки», «ногаты» и «векши», дается такое соотношение старых единиц к новым « … а куна две деньги, а ногата семь денег, а гривна серебра рубль». А вот еще свидетельство: по воспоминаниям француза Гильбера де Ланнуа, побывавшего в Новгороде в 1409 году, новгородская монета рубль есть слиток серебра весом около 6 унций. Зная вес старой французской унции (30,6 грамм) можно понять, что речь идет о целой серебряной гривне.

Косвенным подтверждением данной теории может служить и так называемая «литовская гривна» или «изрой» - имевшая хождение в XIII – XIV веках в Великом княжестве Литовском, в состав которого в то время входили Киевские, Полоцкие и Смоленские земли. Это серебряный слиток весом около 100 г в виде округлого прутка с поперечными бороздками, очень похожий по форме на новгородскую гривну. Наши летописи называют его «литовским рублем», например: « … татарове с города Киева окупъ взяша 3000 рублевъ литовским серебром» (1399 год, новгородская летопись).

Литовская гривна
Литовская гривна

Скорее всего, литовскую гривну назвали у нас «рублем» именно за ее характерную форму, так как по весу она вдвое легче рубля «русского». Не называли же почему-то на Руси золотоордынский слиток «сум» (короткий ладьевидный брусок) «татарским рублем», хотя по весу он гораздо ближе к новгородской гривне, чем «литовский рубль».

«Рублевая гривенка» в виде серебряной палочки весом 48 золотников (204,7 г) до середины XV века существовала одновременно в двух ипостасях: как весовая и как денежная мера. Из тех времен, вероятно, пришла к нам и поговорка о «длинном рубле», то есть рубле полновесном, настоящем. Но далее пути гривенки и рубля расходятся. «Малая (скаловая) гривенка», или позднее «полфунта», становится чисто весовой мерой, неизменной по величине вплоть до 1926 года. Рубль же превращается в счетно-денежную единицу, чей серебряный эквивалент начинает постепенно уменьшаться. Поворотным моментом в этом разделении можно считать знаменательное событие в нашей истории - начало чеканки русскими княжествами, подвластными Золотой Орде, собственной серебряной монеты «денги».

Русская денга и денежный счет XV – XVI веков

Первым чеканку монеты начал Московский князь Дмитрий Донской в 1385 году, причем начал не от обилия серебра, и не в знак возросшей независимости Москвы, а скорее по противоположным причинам. Летом 1382 года, вскоре после Куликовской битвы, последовало опустошительное нашествие на Москву хана Тохтамыша. Тогда, по свидетельству летописи, было похоронено 24 000 убитых москвичей, город был ограблен дочиста и сожжен, а татары ушли «… с бесчисленным богатством и бесчисленным полоном», да еще потребовали с Московского княжества огромную контрибуцию («… бысть дань тяжка по княжению, со всякого без отдатка, со всякие деревни по полтине …») . Таким образом, чеканка московской «денги» (от татарского «тэнгэ» - «монета») с татарской же надписью на ней выглядит скорее как вынужденный знак покорности, сделанный по требованию хана Тохтамыша.

Денга Дмитрия ДонскогоДенга
Денга Дмитрия Донского

Вскоре, вслед за Москвой, собственную монету стали чеканить и другие русские государства, в той или иной степени подвластные Орде: великие княжества Тверское, Суздальско-Нижегородское, Рязанское, а также Великий Новгород и Псков. Даже удельные князья – Ростовские, Ярославские, Серпуховские, Дмитровские, Верейские, Волоколамские, обзавелись своей ходячей монетой.

ДенгаДенга Великого Новгорода (XV век)
Денга Великого Новгорода (XV век)
Псковская денгаПсковская денга (XV век)
Псковская денга (XV век)

Первоначально вес русской «денги» был определен следующим образом: из серебряной гривенки (рубля) изготавливалось 216 денег. При проверке на одну чашу весов клали гирю, равную гривенке (48 золотников), а на другую – 216 монет. Если чаши весов уравновешивались, то чеканка считалась исправной, даже если отдельные монеты были разновесными. На первый взгляд такой неровный счет (216 денег из рубля) выглядит довольно странно. Профессор С-Петербургского университета И. И. Кауфман в своей книге «Серебряный рубль в России», изданной еще в начале XX века, связывает данный денежный счет с татарским, хорошо известным тогда во всех русских землях, ежегодно плативших ордынский «выход». Он предположил, что три русские денги были приравнены по весу к двум денгам татарским, усредненный вес которых в русских единицах составлял 1/3 золотника (1,42 г). По этому соотношению, вес русской денги должен был составить 2/9 золотника (0,95 г). Поделив 48 золотников (вес гривенки) на вес одной денги мы получим ровно 216 денег на рубль. Скорее всего, профессор прав. По крайней мере, других разумных объяснений данным цифрам никто не дал до сих пор.

Поначалу, чеканкой монеты в русских княжествах и вечевых республиках занималась не государственная власть, а частные предприниматели, которых летописи называют «денежниками», «ливцами» и «весцами». Это были ремесленники, купившие себе право заниматься монетным делом, как любым другим вольным промыслом. Чтобы получить это право требовалось лишь уплатить определенный «откуп» в государственную казну. При таком положении вещей неизбежно начались злоупотребления - из серебряной гривенки чеканилось большее количество монет, чем было положено. Естественно, что вес серебряной денги стал уменьшаться. В Великом Новгороде это привело в 1447 году к всеобщему возмущению и серьезным народным волнениям. «Начаша людие денги хулити серебряныя даже и вси новгородци, другъ на друга смотря, и бысть между ними голка и мятеж и нелюбовь …» Разъяренная толпа бросала денежников с моста в Волхов и грабила их имущество. Следствием этих событий стало учреждение новгородцами первого на Руси государственного монетного двора, где лишь пять «установленных» мастеров, под строгим контролем, имели право «ковать деньги» Господина Великого Новгорода. Вес новгородской деньги к тому времени уже уменьшился примерно на 20% от первоначального. Поскольку новгородцы не стали менять старый денежный счет (216 денег в рубле), то новгородский рубль тоже «полегчал» на 20% относительно гривенки и стал весить около 170 г. Полрубля называли «полтиной» (108 денег), а 14 денег – «гривной». С этим денежным счетом Новгородская Республика дожила до своего крушения в 1471-1479 годах и присоединения к Москве.

Тем временем, в Великом княжестве Московском, испытавшем в первой половине XV века целую череду различных бедствий, процесс «измельчания» серебряной денги пошел еще быстрее, чем в Новгороде. Особенно сильно московская монета потеряла в весе в период правления Василия II Темного (1425-1462). Этот князь всю свою жизнь вел войны, большей частью неудачные, в результате которых Москву постоянно кто-то захватывал, то его мятежные братья, то татары. После битвы под Суздалем Василий умудрился попасть в плен к казанским татарам. Те затребовали за него громадный выкуп серебром, который тяжким бременем лег на Московское княжество, и без того разоренное до крайности. В результате, к началу правления Васильева сына - Ивана III Васильевича, в Москве из серебряной гривенки чеканили уже более 500 денег. При этом вес денги составлял уже менее 0,4 г, а московский счетный рубль весил менее 50% от гривенки. Так появилась маловесная московская «денга» (современные нумизматы называют эти монеты «чешуйками» или «чешуей», так они малы), на основе которой и возник новый «московский» денежный счет: 20 московских маловесных денег составили новую гривну, а пять таких гривен – полтину. Из двух полтин образовался новый московский рубль в 10 гривен или 200 московских денег. В письменных документах конца XV века появляется новый термин – «пятигривенное серебро», что означало «ходячие деньги московские, по пяти гривен за полтину». Тогда же у татар была позаимствована счетная единица «алтын», равная 6 денгам («алты» по-татарски - «шесть»), которая на Руси прижилась и употреблялась в обиходе постоянно вплоть до начала XX века.

Деньги Московской Руси

Московский Великий князь Иван III к концу своего долгого правления (1462-1505) сумел распространить свою власть почти на все северные и восточные русские земли, в том числе Великий Новгород и Тверь, и уже стал именовать себя «государем всея Руси». Ему также удалось в 1480 году ликвидировать политическую зависимость Московского княжества от Орды, в результате чего с московских денег исчезли все арабские надписи. Чеканка монет с символикой удельных князей была повсеместно запрещена, а московский денежный счет стал общегосударственным. Однако, поскольку в государстве обращалось большое количество полновесных «новгородок», и население к ним привыкло, Иван III узаконил новгородскую денгу, введя ее в московскую денежную систему и приравняв к двум денгам московским. Таким образом, московский рубль стал теперь официально равен 100 «новгородкам», а из серебряной гривенки по закону могло быть отчеканено 260 «новгородок» либо 520 «московок». При этом эталонный вес новгородской денги получается 0,78 г, московской – 0,39 г, а вес московского рубля составляет 78,7 г (38% от веса серебряной гривенки). К концу правления Ивана III монеты с его «знаменем» (всадник с мечом в руке и надписью «господарь всея Руси») чеканились в Москве, Твери и Великом Новгороде, причем в Москве и Твери делались легковесные «московки», а в Новгороде – более тяжелые «новгородки».

Денга Ивана III (новгородский чекан)
Денга Ивана III (новгородский чекан)

Денежная стопа Ивана III сохранилась и в правление его сына Василия III (1505 – 1533). Князь Василий Иванович III смог еще больше расширить владения Московского государства, присоединив к нему Псков и Рязань. В годы его правления монеты с символикой Великого Московского князя (всадник с мечом) чеканились уже в четырех городах: Москве и Твери (московки), Новгороде и Пскове (новгородки). Надписи были такие: «господарь всея Руси», либо «царь и государь всея Руси» (только на псковских монетах). Заметим, что Василий III - первый Московский князь, в отношении которого официально употребляется титул «царь».

Денга Василия III (новгородский чекан)
Денга Василия III (новгородский чекан)
Денга Василия III (псковский чекан)
Денга Василия III (псковский чекан)
Денга Василия III (московский чекан)
Денга Василия III (московский чекан)

Результаты взвешивания дошедших до нас монет этого периода дают заметно меньшие значения по сравнению с эталонными, и это можно объяснить только злоупотреблениями «литцов-серебреников», за которыми не было надлежащего присмотра. Летописи также подтверждают, что в правление Василия III в обороте появилось очень большое количество поддельных, низкопробных и обрезанных монет: «начаша безумнии человеци … деньги резати и злый примесъ в серебро класти». После смерти Василия в 1533 году, государем был провозглашен его малолетний сын Иван IV, которому было на тот момент 3 года. Реальная же власть на некоторое время (1533-1538) оказалась в руках его матери Елены Глинской, правившей практически единолично, с помощью верных ей бояр. Были приняты решительные меры по нормализации денежного оборота в стране. По городам прошли массовые розыски и казни фальшивомонетчиков, которым отрубали руки и заливали в рот расплавленное олово. А вскоре, в 1535 году, была устроена денежная реформа, растянувшаяся на три года и завершившаяся только в 1538 году. По ходу этой реформы были осуществлены следующие мероприятия.

Утвержден стандартный вес и внешний вид трех основных типов серебряных монет, предназначенных для чеканки в Московском государстве:

  1. «Копейная денга» или «копейка» весом 0,68 г, с изображенным на ней всадником, держащим в руке копье. Из гривенки полагалось делать таких монет 300 штук.
    Копейная денга
  2. «Мечевая денга» весом 0,34 г, с изображенным на ней всадником, держащим в руке саблю. Из гривенки полагалось делать 600 таких монет.
    Мечевая денга
  3. «Полушка» или «полуденга» весом 0,17 г, с изображением птицы.
    Полушка

Как мы видим, количество «новгородок» и «московок», производимых из одной гривенки, вновь было увеличено. Теперь из серебряной гривенки весом 204,7 г выходило мелкой монеты ровно на 3 рубля, а вес счетного рубля составил 68,2 г. Денга-«новгородка» приобрела новое имя – «копейка», а «московка» стала называться просто «денга», на несколько столетий вперед.

Право чеканки монеты было монополизировано государственной властью, для чего в трех городах – Москве, Великом Новгороде и Пскове, учреждались казенные монетные дворы. В них собирались проверенные, одобренные властями мастера – «дельщики», качество работы которых должны были контролировать особые чиновники, обязанные «смотрети накрепко …. , чтобы во дворе было безо всякие хитрости ».

Все серебряные монеты, не соответствующие новому стандарту, подлежали изъятию из обращения, переплавке и перечеканке. В Псковской летописи за 1538 год говорится: «того же лета оставиша всякими денгами торговати старыми … и начаша торговати новыми денгами копейками, не токмо во Пскове, но и везде, и бысть людямъ всемъ убытокъ в старых денгах». По всей видимости, под «убытком» имелась в виду пошлина, удерживаемая с владельцев старых монет при перечеканке их в новые (она составляла один золотник - 4, 27 г. - с каждой гривенки серебра и называлась «золотниковой»), а также «угар» - потеря серебра при переплавке.

Таким образом, к началу правления Ивана IV в Московском государстве сложился уже вполне узнаваемый нами сегодня денежный счет:

Рубль = 2 полтины = 10 гривен = 100 копеек = 200 денег

Гривна = 10 копеек = 20 денег

Алтын = 3 копейки = 6 денег

Копейка = 2 денги = 4 полушки

Денга = 1/2 копейки = 2 полушки = 60 пул

Данный счет сохранился в России вперед на многие столетия и настолько вошел в обычай, что даже в СССР люди старших поколений еще употребляли в разговоре названия «полтинник», «гривенник», «пятиалтынный», «двугривенный», для советских медно-никелевых монет.

Стоит также сказать несколько слов про медное «пуло» - мелкую разменную монету Московской Руси. Чеканить ее в Московском княжестве начали одновременно с серебряной денгой - в конце XIV века, как подражание медному «пулу» Золотой Орды. Кроме Московских князей, «пулы» чеканили Суздальско-Нижегородские и Тверские великие князья, а также многие подчиненные им князья удельные, а еще Великий Новгород и Псков. Вес этих монет в различных землях мог составлять от 1 до 3 грамм, а стоимость по отношению к серебряной денге точно не известна. По мере уменьшения веса денги, вес пула также стал уменьшаться. Медные пулы Московского Государства в XVI веке весили уже менее 1 г. При реформе 1535-1538 годов стоимость московской денги была установлена в 60 пул, а новгородской - 120.

Медные пулыМедные пулы Золотой Орды
Медные пулы Золотой Орды
Пуло московское
Пуло московское
Пуло тверскоеПуло тверское
Пуло тверское

Надо заметить, что медное пуло, в отличие от серебряной копейки, никогда не пользовалось в народе уважением. В допетровской Руси народ вообще не считал «медяки» за настоящие деньги, поскольку стоимость их была «назначенной», то есть намного выше стоимости содержащегося в них металла. Поэтому пулы никогда не использовались в качестве средства сбережения и накопления, что подтверждается полным отсутствием их в кладах того времени. Зато много их находят в культурном слое древних городов, особенно в местах массовых скоплений людей и там, где велась торговля. Что интересно, медное пуло ни разу не упоминается в народных поговорках, тогда как копейке там выказывается полное почтение, например:

«Без копейки и рубля нет»
«Белая деньга (т.е. серебро) – про черный день»
«Блюди хлеб про еду, а копейку - про беду»
«Копейка к копейке – проживет и семейка»

Подводя итог разговору о денежной реформе Елены Глинской следует сказать, что установленная ею монетная стопа (3 рубля из гривенки) просуществовала в Московском государстве не только все правление Ивана IV Грозного, но и четыре последующих за ним царствования (Федора Ивановича, Бориса Годунова, Дмитрия Самозванца и Василия Шуйского), и была изменена только в 1613 году при первом царе из династии Романовых – Михаиле Федоровиче.

Правда, Смутное Время все же дало себя знать, и в обороте при Самозванце и при Шуйском появилось довольно много фальшивых «воровских денег». «Делали на царскомъ дворе или у себя в домахъ воровствомъ денги, и те воровские чеканы продавали на сторону инымъ людемъ» - так говорится в летописи. К «воровским деньгам» можно отнести и серебряные копейки, сделанные шведами на монетном дворе захваченного ими Великого Новгорода.

В 1610 году, в короткое правление Шуйского, была составлена «Торговая Книга» - очень любопытный документ своего времени, показывающий, что даже в период смуты в стране чеканилась монета и велась торговля с сопредельными государствами. В Торговой Книге очень точно и подробно перечислены все весовые и денежные меры того времени, даны их соотношения друг с другом и с мерами иностранными. Особое внимание в Книге уделено монетам иностранных государств, золотым и серебряным, их весу, пробе металла, и, соответственно, стоимости в единицах русского счета, а также дано четкое соотношение стоимости золота к серебру как 1 : 10.

Надо сказать, что основным источником серебра в Московском Государстве начиная с середины XVI века были западноевропейские «иоахимсталеры» - крупные высокопробные серебряные монеты весом около 30 г, которые на Руси называли «ефимками». Полученные от иностранцев «ефимки» использовать внутри страны было запрещено, их следовало сдавать на монетный двор и перечеканивать в копейки. В «Наказе о таможенных сборах» 1649 года прямо сказано: «… у которыхъ немецъ будутъ въ привозе ефимки, и те ефимки покупать на государя, а мимо государевой казны ефимковъ никому покупать не велеть». Согласно Торговой Книге, один ефимок был эквивалентен 40-50 копейкам, так как вес талеров в разных странах колебался в пределах 28 – 32 г.

Как мы уже сказали, в первый же год царствования Михаила Федоровича Романова (1613) монетная стопа была увеличена с 3 до 4 рублей (400 копеек) из гривенки серебра. Власти объясняли это разорением страны и опустошением казны вследствие смуты. Действительно, разорение страны за 15 лет Смутного Времени было чудовищным, его можно сопоставить разве что с Батыевым Нашествием середины XIII века. Но на этом уменьшение веса копейки не остановилось, и к началу правления Алексея Михайловича (1645 год) из гривенки серебра делали уже 432 копейки, а вес копейки составлял 0,47 г.

Царствование Алексея Михайловича (1645 – 1676) вошло в историю русского монетного дела как время неудачных экспериментов с медными монетами, которыми пытались восполнить хроническую нехватку в казне серебра. Поначалу идея ближних бояр и советников - заменить серебряную монету медной - пришлась Алексею Михайловичу не по душе, но со временем, под воздействием обстоятельств, он вынужден был согласиться. Долгая и изнурительная Русско-Польская война 1654 – 1667 годов за обладание Смоленском и Левобережной Украиной, а также сопутствующая ей Русско-Шведская война 1656 – 1658 годов, совершенно истощили царскую казну. Денег не стало хватать даже на выплату жалования служилым людям. В марте 1656 года народу было объявлено, что «по государеву указу сделаны ефимки рублевые, да ефимки-жъ съ признаками и четвертины, полполтинники, и медные полтинники, и алтынники, и грошевики, и мелкия копейки и денги».

Для выплаты жалования солдатам, воевавшим на вновь присоединенных территориях Речи Посполитой, были использованы серебряные «ефимки» европейских государств, запас которых удалось накопить в казне. Поначалу их целиком перечеканивали в новые «рубли», содержащие на обеих сторонах атрибутику Московского Царства: государственный герб на лицевой стороне, и царское «знамя» - на оборотной. Получилась большая красивая монета, выглядевшая весьма солидно и презентабельно.

Рублевый ефимок Алексея Михайловича
Рублевый ефимок Алексея Михайловича

Однако, здесь вышло явное несоответствие с уже имевшимся в государстве счетным рублем, состоящим из 100 копеек и содержавшим в себе 47 грамм серебра, тогда как «рублевый ефимок» весил около 30 грамм и соответствовал 64 копейкам. Поэтому «рублевые ефимки» делать вскоре перестали, а иноземные талеры просто надчеканивали двумя клеймами: круглым – с царским «знаменем» в виде всадника, и продолговатым – с цифрами года (1655) от Рождества Христова. При этом они получали статус законных денег, и назывались «ефимки с признаками». Часть талеров рубили на 4 части, каждую из которых клеймили и превращали в «четвертину» стоимостью в 16 серебряных копеек.

ЕфимкиЕфимки с признаками 1655 года
Ефимки с признаками 1655 года
Четвертина
Четвертина Алексея Михайловича

Для внутреннего оборота в государстве были предназначены медные монеты нескольких номиналов – «полтины», «алтынники», «грошевики», «копейки» и «денги». Их стоимость была «назначенной», т.е. во много раз превышала цену металла, из которого они изготовлены.

Медный полтинник
Медный полтинник Алексея Михайловича
Медная копейка
Медная копейка Алексея Михайловича

Серебряные «денги» и «копейки» все еще оставались в обращении, но правительство старалось максимально изымать их из оборота, принимая в качестве налогов только серебро, а все выплаты из казны производя медью. В результате медные деньги быстро обесценились, за одну серебряную копейку давали уже 15 – 20 медных. Многие купцы вообще отказывались принимать медные деньги в качестве оплаты, а служилые люди в гарнизонах - получать такими деньгами жалованье. По городам начались волнения, а в 1662 в Москве вспыхнул Медный Бунт, который хотя и был жестоко подавлен, показал полный провал денежной реформы Алексея Михайловича. И уже в следующем 1663 году последовал царский указ: медные деньги отменяются повсеместно, а все монеты, оставшиеся на руках, можно обменять на серебро по курсу 1:100, то есть за рубль медью - 1 серебряная копейка. Фактически правительство, подменив в 1654 году серебро медью из расчета 1:1, выкупало теперь ту же монету как медный лом по его рыночной стоимости.

В 1682 году, в правление царевны Софьи, было снова уменьшено содержание серебра в монете. Число копеек, производимых из гривенки, возросло до 504, а вес копейки составил 0,4 г. По этой же стопе чеканил деньги и Петр I вплоть до 1698 года - начала очередной денежной реформы.

Денежная реформа Петра Великого

Как известно, все реформы Петра Великого имели целью превращение России в равноправную европейскую державу. Одним из самых важных и значимых преобразований на этом пути стала денежная реформа 1698 -1704 годов, перестроившая денежную систему России по европейскому образцу.

В результате рубль из счетной величины превратился, наконец, в реальную ходячую монету. При этом вес рубля был понижен до 28,4 г, и теперь он по всем параметрам, и по внешнему виду, соответствовал среднему европейскому талеру. Помимо рублевого, был предусмотрен невиданно богатый для Руси набор других серебряных номиналов: «полтина», «полуполтина» (четвертак), «гривенник», «пятак» (десять денег), «алтынник» и «копейка». При этом из гривенки серебра (204,7 г) выходило монеты на 7 рублей 20 копеек.

Рубль
Рубль Петра I 
Полтина
Полтина Петра I
Гривенник
Гривенник Петра I
Пятак
Пятак (десять денег) Петра I
Алтынник
Алтынник Петра I
Копейка
Копейка Петра I

Также в оборот водились и 3 медные монеты - денга, полушка (полуденьга) и полуполушка (четверть деньги).

Денга
Денга Петра I
Полушка
Полушка Петра I
Полуполушка
Полуполушка Петра I

Одновременно был издан ряд указов, в которых оговаривался порядок введения новых денежных знаков и обмена старых монет на новые. Согласно указу 1701 года было велено « старого передела денегъ … впредь в расходъ не давать». При этом условия обмена были необычайно выгодны. Старые монеты было велено принимать у людей всякого звания, и возвращать им новыми не только без убытка, но еще с «наддачей» по гривне на рубль, «… а за работу никому ничего отъ техъ людей не имать». Что касается медных монет, то при их введении в оборот учли все ошибки неудачной реформы Алексея Михайловича. Теперь из меди делали только самые мелкие номиналы, которые из серебра чеканить было уже физически невозможно, но в которых ощущалась повседневная необходимость. Ранее для мелкого размена народ резал серебряные копейки надвое и натрое, а также торговал «кожаными и иными жеребьями». Для увеличения престижа медных денег в указе 1701 года было также прописано, что ими можно не только торговать, но и уплачивать различные казенные сборы «безъ всякого прекословия».

Также в ходе реформы была, впервые со времен князя Владимира, отчеканена и золотая монета, предназначенная для обращения – «червонец», который по весу (3,45 г) и пробе металла в точности соответствовал европейскому «дукату». Эти червонцы использовались, в основном, для внешнеторговых сделок и расчетов с иностранцами, часть монет даже имела надписи латиницей. Для обращения внутри страны с 1718 года было налажено производство золотых монет двухрублевого номинала, на аверсе которых был изображен апостол Андрей Первозванный, за что их часто называют «андреевскими двухрублевиками».

Червонец
Червонец Петра I
двухрублевик Петра I
Андреевский двухрублевик Петра I

Конечно, золотые монеты в Московском государстве чеканились и ранее, хотя и в очень малом количестве. Нам известны червонцы Федора Ивановича, Бориса Годунова, Василия Шуйского, Михаила Федоровича, Алексея Михайловича и царевны Софьи. Но все они не имели денежного счета, а использовались как знаки отличия и наградные медали, которые пришивались к шапке, рукаву, либо подвешивались на шнурке.

Червонец Василия Шуйского (Начало XVII в)
Червонец Василия Шуйского (Начало XVII в)
Червонец Алексея Михайловича
Червонец Алексея Михайловича

В сущности, денежная реформа Петра I успешно решила те самые задачи, которые не удалось решить правительству его отца Алексея Михайловича, а именно: привести рубль к весу талера и сделать его реальной монетой, увеличить число монетных номиналов, а также ввести в оборот медные деньги.

Почему же реформа Петра была настолько успешна, что предопределила структуру денежного обращения России вперед на два столетия, а реформа Алексея Михайловича потерпела полное фиаско? Очевидных причин несколько.

Во-первых, петровская реформа выглядит гораздо более продуманной и технически подготовленной. Необходимые запасы металлического сырья были созданы заранее, и не только путем накопления в казне серебряной и золотой монеты, но и специальными мероприятиями по закупке металла у населения. На выделку монеты пошла также церковная утварь, колокола и старые пушки. Вместо примитивного расплющивания вручную отрезков проволоки, чеканка монеты производилась теперь по современной технологии - на металлических кружках, для чего были закуплены в Европе прессы, гуртовальные машины и другие необходимые механизмы.

Во-вторых, петровская реформа была необычайно честной и безболезненной для населения. Впервые за долгий период времени при проведении подобных мероприятий царская власть уважительно отнеслась к интересам своего народа, не пыталась его обобрать, и это разительно отличало реформу Петра от денежных экспериментов Алексея Михайловича. В результате люди всех сословий поверили, что цель нововведений - это действительно улучшение денежного обращения в стране, а не очередная попытка наполнить пустую казну любым доступным способом.

В-третьих, при проведении реформы был бережно сохранен старый денежный счет (который, по сути, является культурным достоянием народа) и привычные счетные величины – «рубль», «гривна», «алтын», «копейка», «денга», «полушка», которые нашли свое воплощение в новых монетах.