Оружие огнепальное

«… Как пороховой состав из мудрости Алхимии вымыслена и совершена стрельба пищальная и пушечная, и всякой снаряд, и огненныя хитрости. И от того и по ся места людям всяким добрым и злым на пагубу.»
(«Устав ратных, пушечных и других дел, касающихся до воинской науки.» Москва, 1607 г.)


Бертольд Шварц. (Рисунок 1584 г)«Стрельное зелье» или порох – зернистый состав из угля, серы и селитры - известен на Руси с XIV века. Слово это происходит от слов «прах», «порохно» - так называли всякое рыхлое, рассыпчатое вещество, пыль. Считается, что порох был изобретен в Китае в IX веке н.э, где применялся как взрывчатое и зажигательное средство для пуска ракет и фейерверков. Из Китая состав попал на Ближний Восток, а уже оттуда – в Европу, где силу его горения научились использовать для разгона метательных снарядов в узких длинных трубках - стволах, то есть было изобретено собственно огнестрельное оружие. По другой версии состав пороха, независимо от китайцев, был открыт немецким алхимиком Бертольдом Шварцем в первой половине XIV века.

Согласно письменным источникам, первые огнестрельные орудия были завезены на Русь из «немецкой земли», то есть из Западной Европы, поскольку в старину «немцами» у нас называли всех западных европейцев. Эти орудия, называвшиеся «самопалами» и «тюфяками», представляли собой небольшого калибра стволы, прикрепленные железными скобами к большим деревянным колодам, и были предназначены для установки на крепостных стенах.

Железный тюфяк, конец XIV века

Вскоре появились и орудия русской работы. Делали их из листового железа: несколько плоских и длинных кованых листов гнули на специальных оправках, придавая им округлую форму, а затем сваривали друг с другом вдоль кузнечной сваркой. Тыльную сторону получившейся трубы наглухо заваривали, а сам ствол для дополнительной прочности скрепляли поперечными железными кольцами, надеваемыми в горячем состоянии. Вследствие неравномерной кривизны и неоднородности стенок ствола, такие пушки были неточны и небезопасны в обращении.

Железное кованое орудие, начало XV века

Летопись впервые упоминает о наличии «огнепальных» орудий на стенах Москвы уже в 1382 году во время ее осады татарским ханом Тохтамышем.

Следующее упоминание относится к зиме 1408 года, когда город обложила армия ордынского полководца Едигея. В этот раз татары уже держались от кремлевских стен на достаточном расстоянии, устрашенные действием московской артиллерии. Едигей ожидал прибытия своего союзника Иоанна Тверского, имевшего в своем арсенале пушки и самострелы, но так и не дождался, и не решился на штурм Кремля.

Ближе к концу XV века пушки научились отливать из бронзы – сплава меди с оловом. Согласно легенде, сему искусству наших предков научил знаменитый итальянский зодчий и инженер Аристотель Фиораванти, прибывший в Москву в 1475 году по приглашению Великого Князя Ивана III.

Главный секрет, по-видимому, состоял не в самой технологии пушечного литья, которая почти ничем не отличается от давно известной на Руси технологии литья колокольного, а в умении правильно рассчитать пропорции будущего орудия, а также определить оптимальное соотношение металлов в сплаве. Добавка к меди олова существенно повышает прочность и твердость полученного сплава, но при избыточном количестве олова металл становится хрупким, и орудие может разорвать. На Руси уже в XVI веке было твердо известно, что оптимальное содержание олова в пушечном металле не должно выходить за пределы 7-10%. Этим пушечная бронза по своему составу отличается от бронзы колокольной, в которой оптимальным считалось содержание олова порядка 20%. Это объясняется менее жесткими требованиями по хрупкости, предъявляемыми к колоколам, главное достоинство которых - красота и чистота звука. Исследования химического состава русских пушек, отлитых в XVI-XVII веках, показали, что указанное выше соотношение соблюдалось мастерами неукоснительно, за очень редким исключением. Была выявлена также высокая однородность и чистота пушечного металла, то есть малое содержание в нем вредных примесей, таких как мышьяк, свинец и сурьма.

Отливка пушки Павлом Дебосисом. (Летописная миниатюра)В 1479 году в Китай-Городе, недалеко от Фроловской (Спасской) башни Кремля, Аристотель основал первое на Руси специализированное предприятие по производству артиллерийских орудий. Оно называлось «Пушечная Изба». В конце XV века там трудилось под наблюдением Аристотеля несколько иностранных, а возможно и русских мастеров. До нашего времени сохранилась двухфунтовая пищаль, отлитая там в 1485 году мастером Яковом, о котором не известно ничего, кроме имени. Другой литейный мастер Павел (Павлин) Дебосис, фрязин, согласно летописи отлил в 1488 году «пушку велику» весом в 1000 пудов (16,4 тонны), названную «Павлином» по имени мастера. Пушка эта настолько поразила москвичей своими невиданными доселе размерами, что момент ее отливки был запечатлен в летописи отдельной красочной миниатюрой, а само орудие получило второе название - «Царь-Пушка», то есть «всем пушкам пушка». Позднее в источниках оно упоминалось под обоими названиями, порождая у историков сомнения, о каком именно орудии идет речь. Известно например, что в 1584 году, вскоре после смерти Ивана Грозного, в Москве начался мятеж – прокатился слух, что боярин Бельский хочет извести юного царя Федора Ивановича и посадить на трон своего друга Годунова. Многотысячная вооруженная толпа окружила Кремль, подтащила к Фроловским воротам Царь-Пушку и намеревалась их выбить. Лишь известие о ссылке Бельского успокоило народ.

В 1586 году имя «Царь-Пушка» перешло к новому, еще большему по размерам орудию, сохранившемуся до наших дней и ставшему сегодня одним из символов Московского Кремля. Однако, рассказ о нем мы позволим себе выделить в отдельную главу, а пока продолжим разговор об истории русского пушечного литья.

Московский Пушечный Двор на реке Неглинной. (Рисунок А.М.Васнецова)Пушечная Изба, основанная Аристотелем, сгорела во время пожара 1488 года, после чего орудийное производство было перенесено в Занеглименье, подальше от Кремля. Новое предприятие было названо «Пушечный Двор» и занимало большой участок земли между нынешними улицами Пушечной и Рождественкой, и Лубянской площадью – там, где сегодня стоит магазин «Детский Мир». Производство было очень крупным по тем временам. Общая численность работников достигала нескольких сотен человек, в том числе несколько десятков мастеров, имевших право ставить на отлитых пушках свое имя. Пушки лили не только в Москве. Свои «пушечные дворы» в XVI-XVII веках имели и другие русские города - Великий Новгород, Псков, Тула, Вологда, Великий Устюг.

Освоенное в царствование Ивана III с помощью иноземцев артиллерийское дело, развивалось далее в Московском Государстве весьма успешно при Василии III, а при Иване IV достигло такого уровня, что иностранные послы с удивлением докладывали своим монархам об огромном пушечном арсенале, имевшемся в русской столице. В частности, германский посол Иоанн Кобенцель в 1576 году доносил императору Максимилиану II, что у Великого Князя Московского только в двух местах хранятся две тысячи орудий, причем некоторые из них столь велики, что “рослый человек в полном вооружении, стоя на дне орудия, не может достать его верхней части”. Похожие сведения сообщал и английский посол Джильс Флетчер: «ни один из христианских государей не имеет такого хорошего запаса военных снарядов, как русский царь». В качестве подтверждения он описывал Оружейную Палату Кремля, “где стоят в огромном количестве всякого рода пушки”.

Перевозка осадной пищали московскими пушкарями. (Рисунок Пальмквиста, конец XVII в.)

Древнейшими артиллерийскими снарядами были каменные и железные ядра. Первые вытачивали под калибр каждого орудия из белого камня – известняка, удобного в обработке, а вторые ковали в кузнях из цельных кусков железа, придавая им округлую форму. При осаде городов ядра часто обмазывали смолой – чтобы вызвать пожары. При нехватке ядер, могли выстрелить и окатистым булыжником.

В XVI веке ядра стали лить из чугуна – это заметно уменьшило трудоемкость изготовления боеприпасов. В середине XVII века научились делать разрывные снаряды – «чиненки», «бураки», «огнянки». Полое внутри чугунное ядро начиняли порохом через небольшое отверстие, в которое затем вставляли трубку с горючим составом. В Петровские времена такие снаряды стали именовать на иноземный манер: меньше пуда – «граната», свыше пуда – «бомба». В качестве картечи, или «дроба» сперва использовали некрупные камни округлой формы, куски железа, кованые гвозди. Позже стали отливать сферические картечные пули из свинца и чугуна, размером с куриное яйцо. Дальность поражения картечью из крупных орудий составляла 200 - 300 метров.

Заряжалось большинство старинных пушек с дула. Сначала в ствол деревянной манеркой засыпался пороховой заряд - «заправ». Затем, с помощью «пихала» - деревянного шомпола, обмотанного на конце кожей, в дуло загонялся войлочный или тряпичный пыж. Потом вкладывалось ядро, крепко прибивалось «пихалом», и затыкалось сверху еще одним пыжом. В запальное отверстие подсыпался порох, после чего орудие было готово к выстрелу. «Нацельщик» наводил его на цель, а другой пушкарь, «пальщик», по команде «огонь подати» совал в запальное отверстие раскаленным железным крюком на деревянной рукояти – «пальником», и следовал выстрел. После выстрела пушку осматривали – не треснула ли, потом «банили» - чистили канал ствола от нагара и несгоревших крупиц пороха «банником» - щетинной щеткой, смоченной в воде. Запальное отверстие прочищали «протравником» - проволочным крюком на деревянной рукояти, и пушку можно было снова заряжать.

Особой осторожности требовала стрельба «каленым» ядром, которое использовалось как зажигательный снаряд при осаде городов. В ствол орудия поверх обычного пыжа укладывали толстый слой мокрой ветоши. Железное или чугунное ядро, разогретое предварительно на переносной жаровне до малинового свечения (примерно 700 градусов), с помощью железных щипцов вкладывали в жерло орудия и сразу стреляли. Медлить было опасно – ядро могло прожечь слой мокрых тряпок до порохового заряда.

Еще большей опаски требовала стрельба разрывными боеприпасами. Каждую бомбу, или по-старому «чиненку», перед тем как заложить в дуло внимательно осматривали – нет ли какого изъяна, малой трещинки. Взрыв снаряда в стволе орудия грозил артиллеристам гибелью или тяжкими увечьями.

Картечные пули перед стрельбой помещали в полотняные мешки и обвязывали веревками – такую картечь называли «вязаной». Бывало, использовали комбинированный боеприпас - вместе с ядром закладывали в ствол гвозди и куски железа – это называлось «двойным зарядом».

Что касается орудийных пропорций, то артиллерийские орудия ХVI-XVII веков уже были приспособлены к двум различным видам стрельбы: «прицельной» и «перекидной», и делились на несколько разновидностей.
40-фунтовая бронзовая пищаль «Лев», вес ствола 5634 кг, калибр 183 мм, отлита в 1590 г, мастер Андрей Чохов.
Длинноствольные орудия для «прицельной», или как сейчас говорят, настильной (с малыми углами возвышения) стрельбы, назывались «пищалями долгими» или «пушками». Оба названия очевидно происходят от слова «пущать» - посылать снаряды. Могли стрелять всеми видами боеприпасов, но предпочтительно сплошными ядрами, которые они могли посылать на большое расстояние – до одного километра. Пушки среднего калибра назывались «змейками», малокалиберные - «волконеями», «соколками» и «пищалями затинными», а. осадные орудия крупного калибра для пробивания крепостных стен - «ломовыми» или «стенобойными» пищалями.

Короткоствольные орудия для «перекидной», то есть навесной, стрельбы были называемы «можжиры» или «верховые пушки», то есть мортиры (от латинского mortarium – ступа). Они использовались большей частью для метания картечи и разрывных снарядов – «кувшинов с зельем».
Особую их разновидность представляли – «гафуницы» (от немецкого Hauffnits) или «дробовики» – орудия по своим пропорциям близкие к мортирам, но несколько их длиннее, предназначенные для стрельбы «дробом», то есть картечью, под большими углами возвышения. Крупнейшие по размеру крепостные пушки Московского Кремля относились именно к этому типу, в том числе «Царь-Пушка» Чохова. Впоследствии этот класс орудий получил название «гаубиц».

105-ствольный железный скоропал, конец XVII века.Отдельно следует упомянуть многоствольные артиллерийские системы, состоявшие из разного количества стволов небольшого калибра, собранных на одном станке или лафете, именовавшихся «скоропалами» или «сороками». Сохранились сведения об изготовленной Андреем Чоховым стоствольной пищали, которая стояла у ворот Кремля. Каждый из стволов заряжался ядром размером с гусиное яйцо. Другой любопытный факт – первопечатник Иван Федоров тоже умел отливать пушки и даже изобрел многоствольное орудие, стрелявшее очередью. Судя по описанию этой артиллерийской установки, составленному им самим и датированному 1583 годом, огонь каким-то хитрым образом сам собой передавался от одного запального отверстия к другому. К сожалению, оба этих чуда средневековой техники не сохранились.

Многие артиллерийские орудия XVI –XVII веков были не только оружием, но и настоящими произведениями искусства. Изображения диковинных зверей, переплетения трав и цветов украшали их бронзовые стволы. Каждому крупному орудию, в соответствии с отлитым на нем изображением, давали собственное имя – «Перс», «Троил», «Василиск», «Аспид», «Орел», «Скоропея» и т. д. Кроме того, почти на всех сохранившихся пушках мы видим информацию о длине и весе ствола, массе заряда, годе отливки, а также имя мастера, к примеру:
«Лета 7180 вылита пищаль 2 гривенки ядром, в ней весу 19 пуд 10 гривенок, длина 3 аршина 7 вершков. Лил мастер Яким Никифоров».

24-фунтовая бронзовая пищаль «Скоропея», вес ствола 3669 кг, калибр 152 мм, отлита в 1590 г, мастер Андрей Чохов.

Краткой определяющей характеристикой старинного орудия был не калибр, а вес снаряда, которым оно было способно выстрелить. В казенных описях можно прочитать - «двухфунтовая пищаль», «четвертьпудовая гафуница», «двухпудовая можжира», а потому несколько слов о традиционных русских весовых мерах, просуществовавших вплоть до начала XX века.

Самой крупной единицей веса был «пуд» – 16,38 килограмма, который состоял из 40 «фунтов». Один «фунт» или «большая гривенка» весил 409,5 грамма и делился на 96 «золотников», а «золотник» - 4,266 грамма, в свою очередь - на 96 «долей».
Была в ходу еще «малая гривенка» - половина «гривенки большой». Подробнее о старинных русских мерах веса можно узнать здесь.


Оружейный словарик

Вогненный бой - огнестрельное оружие
Наряд пушечной - пушка со всем необходимым припасом
Стрельное зелье - порох
Ломовая пушка - осадная, крупного калибра, для пролома стен
Вестовая пушка - сигнальная, возвещающая о каком-либо событии
Погонная пушка (корабельная) - ставилась на носу корабля для стрельбы вперед - “в погон”
Затинная пушка - крепостная, стреляющая “из затина” - крепостного каземата
Верховая пушка - мортира, стреляющая “навесным боем”
Стволина - пушечный ствол, кованый или литой
Котел - внутренняя полость короткоствольной мортиры
Зелейник (казна) - камера в тыльной части ствола, куда через дуло забивается пороховой заряд
Колода (станок) - лафет, к которому крепится пушка
Уши (дельфины) - литые или кованые скобы на пушечном стволе
Виноград - увесистая шишка в торце казенной части ствола, за которую, накинув веревки, пушку поднимают и разворачивают
Шейка пушки - связь винограда с казенной частью, место за которое захлестывают веревкой
Вертлюги (цапфы) - толстые горизонтальные штыри на боковых поверхностях ствола для крепления его к лафету
Мушка (щипец) - выступ на верху дульного среза для точного наведения на цель
Зрячка - прицел с ложбинкой на казенной части ствола для совмещения с мушкой
Заправ - заряд пороха в нужную меру
Пихало - деревянный шомпол для заряжания орудия
“Шли заряд доместа - прибей пихалом крепко” - старинное присловье пушкарей
Притолочь (припыжить) заряд - прибить крепко пыжом
Пропыжить орудие - прочистить ствол холостым выстрелом
Затравка - запальное отверстие в казенной части ствола, заполняемое порохом
Протравник - железный проволочный крюк на деревянной рукоятке для прочистки затравочного отверстия
Пальник (жагра) - насаженный на деревянную рукоять железный стержень с фитилем на конце, подносился к запальному отверстию для воспламенения заряда
Пищаль - общее старинное название длинноствольного огневого орудия, пушки или ружья
Змейка - средневековая долгая (длинноствольная) пищаль, малокалиберная пушка
Гроховница - затинная (крепостная) пищаль (XVI в)
Скоропал - многоствольная пищаль (XVII в)
Волконея - фальконет, малокалиберная пушка
Фузея - мушкет, тяжелое пехотное ружье
Пищаль завесная - длинноствольное ружье на ремне для ношения за спиной
Самопал - короткоствольная ручная пищаль с замком и огнивом, самого простого устройства (Московская Русь)
Ручница - ручная пушка, (кулеврина, петриналь) - короткое фитильное ружье без замка, первое ручное огнестрельное оружие (конец XIV - XV вв)
Соколка - короткоствольная малокалиберная пушка (Московская Русь)