Устройство городских укреплений

Самыми распространенными на Руси укреплениями с глубокой древности и вплоть до начала XIX века были деревянные и дерево-земляные.
Устройство тына
Древнейший и наиболее конструктивно простой тип крепостной стены – это «тын» из врытых вертикально в землю в один ряд заостренных бревен – «тынин» или «остряков», для прочности соединенных изнутри продольными перекладинами. Крепости, имевшие стены подобной конструкции, называли на Руси «острогами».

Острог возводился на естественном холме или на земляном валу. С внутренней стороны тына устраивалась высокая насыпь, которая плотно трамбовалась, и на нее ставились опорные деревянные рамы – «козлы». По ним шли сбитые из досок боевые площадки-ходы для воинов – «полати». Рамы скреплялись с частоколом через перекладины железными гвоздями и скобами, либо врубались в него через выпуски бревен, что придавало всей конструкции тына достаточную поперечную и продольную устойчивость. Снаружи основание стены укреплялось короткими столбами-упорами (они назывались – «укрепы» или «иглы»), которые забивались (или вкапывались) в землю и образовывали своего рода подпорную стенку.

Острог как оборонительное сооружение сохранял свое военное значение вплоть до начала XIX века (на южных границах и в Сибири). Основным его достоинством было то, что он мог быть построен достаточно быстро, и для этого не требовалось огромного количества рабочих рук. Такая задача была вполне по силам населению небольшого городка или гарнизону пограничной крепости.


Однако, такие стены спасали лишь от внезапных вражеских налетов, но устоять под ударами ядер и стенобитных орудий они не могли. Поэтому крупные средневековые города Руси, как правило, имели двух – трехрядные дерево-земляные стены срубной конструкции, стоящие на земляных валах – «осыпях».

При строительстве, в основание стен закладывали широкие дубовые срубы – «ряжи», которые заполняли изнутри глиной, тяжелыми камнями и грунтом. Вся эта конструкция засыпалась огромными массами земли, образуя крепостной вал большой крутизны (с наружной стороны порядка 45 градусов). В среднем, высота таких валов составляла 6 – 8 метров, но могла достигать 10 и даже 12 метров. Самые мощные крепостные валы были возведены в Киеве в XI веке при Ярославе Мудром. Местами, они достигали 16 метров в высоту.

При устройстве самих стен применялись различные конструктивные решения, однако все они состояли из бревенчатых рубленых клетей, полностью или частично заполненных землей и мелким камнем – «хрящем».

Стены первого, наиболее древнего типа, собирались из отдельных срубов, поставленных вплотную друг к другу и забитых землей до самого верха. Такие срубы назывались «городнями», а вся стена в целом – «городней».

Другой тип стен составлялся также из отдельных, заполненных землей, срубов – «быков», но стояли они не вплотную, а с промежутками в 2-3 метра. Каждый такой промежуток был закрыт снаружи бревенчатой стенкой, в которой прорезалась бойница «нижнего боя», и был предназначен для установки «затинной» пищали или пушки.
Городская стена
Пожалуй, наиболее совершенной в конструктивном отношении была стена из двух или трех сплошных параллельных друг другу бревенчатых стенок (бревна по длине сращивались встык), с поперечными перерубами, делившими их на отдельные клети – «тарасы». Землей могли заполняться все «тарасы», либо через одну. При трехрядной стене засыпался только наружный простенок, а во внутреннем устраивались помещения различного назначения.

По верху крепостной стены устраивались «заборола» - боевые площадки, защищенные снаружи бревенчатым бруствером, а сверху накрытые двускатной тесовой крышей. Пространство внутри «заборол» называлось «затин». Отсюда пошло название крепостных самострелов и пищалей – «затинные», а стрелков, обороняющих стены, именовали «затинщиками». Бруствер «заборол», как правило, был несколько вынесен вперед на выпусках бревен таким образом, что в нижней его части получалась сплошная щель, шириной 15-25 сантиметров, предназначенная для стрельбы по противнику, находящемуся у самого основания стены, а также для литья кипятка и смолы. Этот уступ стены назывался «облам». Иногда «обламом» называли всю верхнюю часть стены.

Укрепления включали также мощные очаги обороны - бревенчатые башни, которые именовались «вежи», «стрельницы», «костры», «столпы». Они представляли собой высокие срубы – «четверик», «шестерик» или «восьмерик» – четырех, шести или восьмигранные в плане, имевшие по высоте несколько ярусов с бойницами. Сверху эти сооружения накрывали «шатрами», а на верхушках «шатров» часто располагали сторожевые вышки – «караульни».

Как правило, боевые башни, как и стены, имели в верхней части «облам», идущий вокруг по всему периметру, либо «развал» – строительный прием, при котором бревенчатые стены как бы плавно заваливаются наружу, нависая над землей. В этих нависающих участках стен «просекались» бойницы для навесного боя, которые назывались «варницы» или «колодцы».

Башни по устройству и назначению были «стрельные»- боевые, «подзорные» - наблюдательные, «проездные» или «воротные», «глухие» – не имеющие входов с уровня земли, «наугольные» - угловые. Самыми высокими и мощными, как правило, были «воротные» или «проездные» башни. Они часто строились шести или восьмиугольными в плане, имели много бойниц для стрельбы и помещения для стражи. Ворота охраняла особая стража – «воротники».

Башни ставились одна от другой на расстоянии выстрела из лука (пищали) и были, как правило, выдвинуты вперед с таким расчетом, чтобы каждый участок стены между двумя башнями – «прясло» - простреливался вдоль с двух сторон.

Амбразуры для стрельбы – «бойницы», «стрельницы», в зависимости от уровня их расположения назывались «верхним», «средним» или «нижним боем», и при необходимости могли закрываться изнутри дощатыми заслонками – «заволоками».
Для защиты от огня, деревянные укрепления могли обмазываться снаружи глиной или известью.

*****

Из деревянных крепостных строений до наших дней уцелело очень немногое, но по сохранившимся до наших дней подробным «описям» и «росписным спискам» - казенным бумагам XVI – XVIII веков, мы можем судить о размерах стен и башен деревянных русских крепостей.

При этом несколько слов следует сказать о старинных мерах длины и их соответствии современной метрической системе. В старинных документах размеры крепостных сооружений как правило приводятся в «больших» (косых) саженях. Как известно древние зодчие различали две косых сажени: «казенную» – 2,16 м и «великую» -2,49 м. Обе эти величины являются производными от длины локтя (4 локтя = 1 прямая сажень, а косая сажень – длина диагонали квадрата со стороной, равной 1 прямой сажени), только в первом случае локоть меряется при руке сжатой в кулак – 38 см, а во втором случае – до кончиков пальцев – 44 см.


При выполнении обмеров крепостей эталоном длины служило скорее всего тело самого дьяка, составлявшего «опись». Мерой высоты – расстояние от ступней до кончиков пальцев вытянутой вверх руки (это собственно и есть косая сажень в простом понимании), что составляет у человека среднего роста порядка 2,25 метра. Длина и ширина в плане мерялись шагами, и если взять среднюю ширину шага 0,75 метра, то три шага составляют все те же 2,25 метра. Таким образом, мы не сильно ошибемся приняв в расчетах длину сажени 2,25 м.

Высота тыновых стен острогов обычно составляла 1,5 – 2 сажени (от 3,4 до 4,5 метров).
Высота рубленых дерево-земляных стен вместе с «обламом» составляла в среднем 2,5 – 3 сажени (от 5,6 до 6,8 метров), при средней толщине 1,5 – 2 сажени.

Высота рядовых четырехугольных башен с шатрами и сторожевыми вышками составляла в среднем около 15 метров, а сторона основания 5-6 метров. Однако «проездные» шести-восми угольные башни могли достигать в высоту 30 и более метров. Например, восьмигранная в плане башня Тобольского кремля, согласно обмерам 1678 года, возвышалась над землей почти на 50 метров!