Укрепленные линии

Огромное степное пространство – «дикое поле» – облегающее Русь с юга и юго-востока, всегда таило в себе потенциальную угрозу вторжения конных полчищ воинственных кочевых племен. Чтобы оградить свою землю от внезапных нападений, наши предки в разные эпохи строили пограничные укрепленные линии большой протяженности.

Во времена древнейшие, долетописные, у днепровских славян существовала гигантская линия обороны, состоявшая из рва и земляного вала, на гребне которого, вероятно, был установлен частокол и сигнальные вышки. Она тянулась почти на тысячу километров с запада на восток вдоль южной границы лесостепи в среднем течении Днепра. Остатки этих укреплений сохранились до наших дней и известны под названием Змиевых Валов. Эти валы и сегодня производят сильное впечатление своими размерами и мощью.

Уже во времена Киевской Руси никто не помнил точно когда эти валы были насыпаны. Сохранилась лишь легенда о крестьянине-богатыре Никите Кожемяке, который победил в единоборстве Огненного Змея, а затем запряг его в соху весом в триста пудов и пропахал борозду глубиной в «две сажени с четвертью от Киева до моря Кавстрийского». Конечно, многое в этой легенде, в том числе и направление борозды – от Киева к Черному морю – имеет смысл не буквальный, а символический, однако она дает ответ на два важных вопроса – кем и для чего эти укрепления были построены.


Во-первых, валы насыпаны нашими предками, это несомненно. Никита Кожемяка – богатырь из народа, простой крестьянин, олицетворяет в данном случае войско из мирных славян-земледельцев.

Во-вторых, укрепления созданы для того, чтобы отделить земли пахарей от дикого поля, подвластного степным разбойникам. Согласно легенде, Никита и Змей «делят белый свет поровну» с тем, чтобы богатырю властвовать в одной половине, а Огненному Змею, постоянному в русском фольклоре символическому образу воинственных кочевых племен, – в другой.

А вот глубина рва – две сажени с четвертью – указана точно и вполне соответствует реальной действительности.

Само существование этих валов, их протяженность и масштаб работ, необходимый для их возведения, наводят на мысль о наличии у днепровских славян государственности еще за века до Киевской Руси, о неких «древних царствах», про которые не сказано в дошедших до нас летописях, но сохранились смутные упоминания в народных сказах и былинах.

У государства Киевская Русь тоже были свои линии обороны, состоявшие из цепи городов-крепостей по берегам пограничных рек – Десне, Трубежу, Суле, Стугне. В былинах эти крепости часто называются «богатырскими заставами». Вполне вероятно, что в их состав входили и остатки древних укреплений, сохранившихся от прежних эпох.

*****

Возникшая в XIV веке и набирающая силы Русь Московская рьяно взялась за строительство новых оборонительных рубежей на своих южных границах – так возникли знаменитые «засечные черты».
Засечная черта представляла собой линию сплошных укреплений, состоявшую из городов-крепостей, острогов и острожков, соединенных засеками в лесах и валами с тыном на открытых местах. Основное ее назначение – предотвратить внезапный прорыв больших масс кочевников вглубь страны. Засечную черту охраняли регулярные пограничные войска - «засечная стража» или «рубежники», стоявшие гарнизонами в украинных городках и острогах.

Основной составляющей этих укреплений были «засеки» – заграждения большой протяженности из деревьев, поваленных друг на друга крест-накрест, вершинами в сторону противника. Чтобы максимально затруднить проделывание проходов в засеках, деревья старались рубить не под корень, а примерно на высоте груди, и при этом поваленные стволы не отделять полностью от пней. Леса, в которых устраивались засеки, считались неприкосновенными или «заповедными» - то есть на них была наложена «заповедь» - никаких рубок для хозяйственных или иных нужд не производить. Виновных в незаконных порубках, независимо от звания, карали жестоко - публично били кнутом на базарной площади и вдобавок облагали большим денежным штрафом, а если кто попадался повторно – казнили.

В засечных чертах имелись узкие проезды - «ворота», которые тщательно охранялись отрядами «засечных сторожей».

Усиленно охранялись и укреплялись также речные броды или «перелазы». Они перекрывались частоколами, забитыми в дно реки либо наплавными бревнами «с гвоздьем дубовым частым».

За время своего существования Московское государство возвело две огромные оборонительные линии. Первая, более древняя, сформировалась в конце XIV века из отдельных разрозненных участков, и получила название Большая Засечная Черта. Она начиналась у реки Жиздры возле города Козельска и шла пологой дугой с запада на восток, через Тулу и Венев, к Переяславлю-Рязанскому, где другим концом упиралась в Оку. Во второй половине XVI века Большая Черта была удлинена новым участком – от Ряжска, через Шацк и Темников - до крепости Алатыря на реке Суре.

Вторая линия, построенная во второй половине XVII века, была поистине грандиозна. Она тянулась на полторы тысячи километров от реки Десны на западе до среднего течения Камы на востоке, и состояла из нескольких отдельных участков.
Западный ее участок - Белгородская черта - шла от Трубчевска и Путивля, через Белгород и Воронеж до Тамбова. Далее начиналась уже Симбирская черта, которая своим восточным концом упиралась в Волгу возле города Симбирска.

За Волгой, вдоль русла Камы, тянулась Закамская черта, доходившая на востоке до города Мензелинска. И наконец, в конце XVII века, параллельно Симбирской, была построена Сызранская черта, отодвинувшая границу Московского государства еще на двести верст южнее.