Московское государство (XVI-XVII века)

Служилые люди по отечеству

Временем образования русского централизованного государства обычно считают конец правления Ивана III (он правил с 1462 по 1505 год), когда уже практически все независимые княжества и вольные города были подчинены Москве. За счет присоединенных земель приток служилых людей в Московское государство заметно увеличился. В нем появилось много служилых князей, потерявших свои наследственные престолы и пришедших в Москву с дружинами и военными слугами. Кроме того, при завоевании вольных городов - Новгорода, Пскова и Вятки, всех тамошних землевладельцев - бояр, житьих и земцев - также поверстали в службу. Поступая под руку московских князей, (а впоследствии царей), все они вливались в московское служилое воинство, образовав в конце концов единое наследственное сословие слуг военных Московского государства. При этом прежние договорные отношения дружинников с князем сменились для них обязательной царской службой по закону.

Смотр служилых людей (Иванов С.В.)

Для учета служилого сословия по городам велись специальные разрядные книги, поэтому все государевы слуги военные стали называться записными служилыми людьми или служилыми людьми по отечеству.

В 1556 году, при Иване Грозном, все разрядные записи были сведены в одну официальную книгу учета служилых фамилий Московского государства - Государев Разряд, хранившуюся в Разрядном приказе. Элита военно-служилого сословия - московское боярство, была выделена особо. В царствование того же Грозного был составлен Государев родословец - официальный список, куда было занесено около 200 знатнейших родов, представители которых на конец XIV века (при Дмитрии Донском) уже служили в Москве в чинах боярина или окольничего, либо происходили от великих и удельных князей - русских Рюриковичей и литовских Гедиминовичей, или были потомками татарских царевичей, перешедших на московскую службу. В 1687 году, в правление царевны Софьи, на основе Государева родословца и позднейших родословных росписей, была создана так называемая “Бархатная книга”, известная впоследствии как “Родословная книга князей и дворян российских”, в которой было перечислено уже более 900 знатнейших фамилий, с указанием их происхождения. Представители этих фамилий образовали тот слой, который в Российской империи называли “столбовым дворянством”. Из известнейших фамилий России, от Рюрика вели свою родословную князья Шуйские, Оболенские, Курбские, Волконские, Долгорукие, Воротынские и Пожарские; от Гедимина - князья Трубецкие, Голицыны, Бельские, Глинские и Куракины; потомками старомосковского боярства были Шереметевы, Воронцовы, Романовы, Годуновы, Коновницыны, Сабуровы и Тучковы; выходцами из новгородского и псковского боярства были предки Морозовых, Салтыковых, Голенищевых-Кутузовых и Пушкиных; от татарских мурз и царевичей вели родословную Юсуповы, Урусовы, Черкизовы, Чаадаевы, Аракчеевы, Давыдовы и Ермоловы.

Все служилые люди по отечеству были поделены на разряды, или чины, составлявшие три иерархических уровня. В первый - высший уровень - входили чины думные, составлявшие высший государственный и военный совет – Государеву думу - бояре, окольничьи и думные дворяне. Таким образом, боярство в Московском государстве из сословной принадлежности превратилось в звание, определяющее место в иерархии. То же самое с окольничьим, который стал чином из придворной должности. Последний и младший из думных чинов - думный дворянин - был учрежден Иваном Грозным, не доверявшим боярству и желавшим вводить в состав думы людей неродовитых. Из известных исторических личностей чин думного дворянина в 1613 году получил от царя Михаила Федоровича посадский человек Кузьма Минин. Будучи самого простого происхождения (до 1612 года он был прасолом - торговцем-перекупщиком в Нижнем Новгороде), Минин стал правою рукой молодого государя, и пользовался его полным доверием.

Второй уровень иерархии составляли чины служилые московские - стольники, стряпчие, дворяне московские, жильцы. Все они были постоянно сосредоточены в столице и вокруг нее, и в случае войны составляли гвардию - царев полк или государеву конную дружину, причем стольники и стряпчие были в ней командным составом, а дворяне московские и жильцы – рядовым. Также все московское дворянство служило резервом командных кадров для стрелецких полков и провинциальных ополчений. Помимо военных функций, столичное дворянство выполняло еще функции придворные. Поскольку простонародью вход в царский дворец был запрещен, все дворцовые слуги, окружавшие царя, были исключительно дворянского звания.
Стольники прислуживали царю во время трапез, а на больших званых пирах они стояли у столов и следили за порядком, а в это время жильцы, одетые в дорогие кафтаны, разносили блюда и прислуживали гостям.
Стряпчие ведали царской «стряпней» - одеждой, мебелью, посудой, кладовыми, конюшнями и прочим хозяйством.
Рынды - оруженосцы и телохранители, постоянно сопровождавшие царскую особу, набирались из молодых людей самых аристократических фамилий, имеющих чин стольника или стряпчего.

На третьем уровне были «чины городовые и уездные» - провинциальное дворянство. В него входили: дворяне выборные, дети боярские дворовые, дети боярские городовые. Наиболее справные и зажиточные из уездных детей боярских - дворяне выборные, по очереди и на определенный срок (3 года) вызывались на службу в Москву, становясь там жильцами.

*****

Дворянин поместного войскаЕсли в удельные времена экономической основой существования княжеских дружин были вотчины и кормления, то при Иване III была введена новая форма землевладения – поместье (впервые упомянуто в судебнике 1497 года). Поместье - земельный надел с приписанными к нему крестьянами - давалось в пожизненное пользование конкретному лицу при обязательном условии военной службы. В отличие от вотчины, поместье не являлось личной собственностью, его нельзя было продать, поделить и завещать, но можно было передать по наследству старшему сыну, обязанному занять на службе место отца. И только в XVIII веке, уже в Российской империи, поместье было приравнено к вотчине и стало полной собственностью дворянина-помещика.
Введение поместной системы Иваном III было обусловлено существенным увеличением среднего и младшего военно-дружинного слоя - дворян и детей боярских, а также массовым их расселением в южных и восточных регионах для охраны границ Московского государства. Раздачей и учетом поместий заправляло особое ведомство - Поместный приказ.

До 15 лет от роду служилый человек по отечеству считался недорослем, а по достижении этого возраста становился новиком и получал право на поместное верстание, которое определяло место молодого человека в ряду других служилых людей соответственно знатности его рода, а также по личным качествам, и служило основанием для назначения ему поместного (земельного) и денежного окладов. Верстание производилось специально командированными из Москвы государственными чиновниками, рангом не ниже стольника, в помощь которым придавались дьяки и подъячие. Кроме московских чиновников, в верстании принимали участие так называемые окладчики - наиболее опытные и авторитетные представители из среды местных служилых людей. Окладчики были выборными, приводились к присяге и являлись своего рода экспертами и поручителями при верстании. Новики, отбракованные по каким либо причинам, и те за кого не поручились окладчики, на службу не принимались. Размеры начальных окладов для молодых провинциальных дворян в начале XVII века составляли от 100 до 350 четвертей * земли, и от 5 до 12 рублей в год жалованья.

* Казенная четверть в Московском государстве - мера площади, равная 0,56 Га

Денежное жалованье дворянам выдавалось не для прожитка, а для обзаведения оружием и военным снаряжением - “чтобы подняться в поход чем было”. Общее состояние служилого воинства проверялось на регулярных смотрах, называвшихся разборами, для чего из столицы в уездные города приезжали государевы разборщики - военные слуги высокого ранга, которые совместно с местными воеводами проверяли материальное и физическое состояние каждого дворянина, и определяли для него службу - полковую, городовую, сторожевую, станичную и т.д. вплоть до следующего смотра. Неявка на смотр каралась как неявка на службу - лишением поместья и дворянского звания.

*****

В ряду служилых людей по отечеству числились и так называемые митрополичьи бояре и дети боярские - служилые люди, имевшие поместья не из государственных земель, а в вотчинах русских митрополитов, и служившие митрополичьему престолу. С 1589 года, после присвоения Московскому Митрополиту сана Патриарха, все эти люди получили название патриарших дворян. С начала XVII века на них распространялись все общегосударственные законы о поместьях, с той лишь разницей, что подчинялись они другому ведомству - Патриаршему приказу и были записаны в Патриарший разряд. К концу XVII века на службе Патриарха числилось около 200 дворянских фамилий.

*****

Поместные всадникиС конца XV века, положение в воинской иерархии Московского государства и продвижение по службе определялось в решающей степени знатностью происхождения. Существовала сложная и запутанная система взаимоотношений между служилыми родами, которая называлась местничеством. Как говорили тогда – “по роду и служба”. Такая система имела как положительные, так и отрицательные стороны. С одной стороны это повышало ответственность – опозорить свой род значило навлечь опалу не только на себя, но на всю родню и на потомков. С другой стороны, для человека способного, но незнатного, возможность военной карьеры была весьма ограниченной, тогда как сыновья знатных аристократических фамилий начинали службу сразу в чине стольника или стряпчего, и постепенно поднимались выше. В качестве примера можно рассмотреть служебную карьеру известной исторической личности, соратника Кузьмы Минина по освобождению Москвы от поляков 1612 года, князя Дмитрия Михайловича Пожарского. По отцовской линии Дмитрий Пожарский являлся потомком Стародубских удельных князей, одной из ветвей Суздальского княжеского дома. Будучи по рождению Рюриковичем, он по местническому счету принадлежал к высшей родовой аристократии, но не первого, а второго уровня, поскольку вел свой род не от великих, а от удельных князей. Начал службу Дмитрий Пожарский как и все дворяне в 15 лет в чине стряпчего, а к началу Смутного Времени дослужился до стольника. На Земском Соборе 1612 – 1613 годов за особые заслуги перед Отечеством был пожалован сразу в высший государственный чин - боярина, подтвержденный впоследствии царем Михаилом Федоровичем Романовым. Таким образом, будучи князем по рождению, Пожарский стал боярином лишь на пике служебной карьеры.

Официально местничество просуществовало до 1682 года, когда было отменено приговором Земского Собора.

Таким образом, служилые люди «по отечеству» составляли военную элиту государства и основную ударную силу войска – дворянскую (поместную) конницу, хорошо вооруженную, обученную и одетую в доспехи. Все чины и разряды “по отечеству” были отменены впоследствии Петром I в ходе военной реформы, и сведены в единый служилый класс – дворянство.

Поместная конница

Служилые люди по прибору

Кроме служилых людей «по отечеству» были еще служилые люди «по прибору», то есть по свободному найму - стрельцы, пушкари, затинщики, воротники, казаки городовые, засечные сторожа, казенные оружейники.

Из них состояла полевая пехота и артиллерия, крепостные гарнизоны и легкая конница, выполнявшая дозорные и вспомогательные функции. Все эти воинские сословия набирались из вольных, нетяглых и некрепостных людей, не приписанных ни к какому городскому или сельскому сообществу, которых на Руси называли гулящими людьми. Служилым людям “по прибору” выделялись в коллективное владение большие участки земли в городских посадах, называемые слободами, где они строили себе дома с подворьями, садами и огородами. Кроме жалованья, которое могло выдаваться как деньгами, так и различными припасами (мукой, салом, сукном), служилые люди имели право заниматься ремеслами и торговать своим рукодельем беспошлинно. Служба их, как правило, была пожизненной и наследственной, а служилые сообщества отличались сильной корпоративной сплоченностью, коллективной ответственностью, имели свой внутренний суд и расправу. Прием новобранцев происходил не иначе как за ручательством нескольких действующих членов сообщества (порядка 10 человек), называемых поручиками, ручавшихся письменно за “новоприборного” круговою порукой, что он будет “… служить Государеву службу всякую, городовую и походную, и с Государевой службы не сбежит ни в Крым, ни в Литву, ни в Немцы, ни красть, ни играть, ни с воры не знаться, ни над Государевой казной хитрости не учинит”. А случится что-либо из перечисленного, “… и на нас поручиках пеня и казни, а поручиковы головы в его голову место”.

Московские стрельцыНаиболее престижной считалась служба в стрельцах, сформированных как военное сословие при Иване Грозном, и представлявших собой элитную пехоту, вооруженную огнестрельным оружием, несших полевую, гарнизонную, караульную, а в городах еще и полицейскую службу. Они делились на стрельцов московских и стрельцов украинных городов и были организованы в полки. Численность украинных полков могла быть различной, но не менее 200 человек, а в московских полках было примерно по 500 - 700 человек в каждом. Царь и стремянные стрельцыПолком командовали стрелецкий голова (полковник) и подчиненные ему сотники, назначавшиеся только из дворян. Младшие командиры - пятидесятники и десятники - выбирались стрельцами из своей среды. При Иване Грозном стрельцам полагалось жалованье по 4 рубля в год деньгами и казенное сукно на кафтан. Каждый полк московских стрельцов имел свой цвет парадного обмундирования (кафтана, шапки и сапог), которое надевалось для торжественных мероприятий и по большим церковным праздникам. Среди московских стрельцов особо выделялись стрельцы стремянные, постоянно расквартированные в Кремле, составлявшие личную охрану Государя и сопровождавшие его повсюду, находясь непосредственно “у его стремени”, то есть рядом, что скорее всего объясняет их название. Учетом, довольствием и комплектованием стрелецких полков заправлял Стрелецкий приказ.

*****

Значительной цеховой обособленностью и особым ореолом таинственности отличались пушкари - мастера огненного боя из больших огнепальных орудий. Пушечная стрельба, сопровождаемая грохотом, пламенем и дымом, была окружена в средние века множеством суеверий, которые в полной мере распространялись и на сословие пушкарей. Ввиду сложности освоения артиллерийского дела, на службу пушкари зачислялись только после длительного обучения у опытных мастеров и получения соответствующего свидетельства. Над пушкарями стояли командиры - пушкарские головы, заведовавшие также всей материальной частью артиллерии, и подчинявшиеся Пушкарскому приказу. При Иване Грозном пушкари получали жалованья 2 рубля с гривной в год деньгами и полуосьмину муки в месяц, а московские - еще каждый год “по сукну по доброму, по 2 рубля сукно”.

Обслуживание пушек - полевых, крепостных и осадных - требовало большого количества рабочих рук, поэтому помимо пушкарей (их было обычно 1-2 человека на орудие) в пушечном наряде упоминаются другие служилые люди ниже рангом, называемые воротниками, являвшиеся помощниками пушкарей, выполнявшие на батареях саперные и другие вспомогательные работы. Предполагают, что название “воротники” происходит от слова ворот (рычаг), и изначально так называли прислугу метательных машин - пороков. Кроме того, в крепостях воротниками (воротными сторожами) называли постоянную вооруженную стражу, охранявшую и запиравшую крепостные ворота. В списках крепостных гарнизонов часто упоминаются затинщики - стрелки при крепостных (затинных) пищалях - воинские люди, близкие к пушкарям.

Сословие городовых казаков было полностью приписано к окраинным городам и пограничным острогам, где они несли дозорную, караульную и гарнизонную службу как пешими, так и конными. По материальному обеспечению казаки делились на кормовых - получавших хлебное и денежное жалованье, и поместных - “устроенных землями”. Помимо найма вольных охочих людей, широко практиковался призыв на службу целых казачьих отрядов с Дона, Волги и Яика. Командный состав казачьих отрядов - атаманы, сотники, есаулы, десятники - был выборным из среды самих же казаков. К концу XVII века почти все городовое казачество украинных городов было устроено землями и поверстано в поместную систему.

Послужильцы (военные холопы)

Поход москвитян (Иванов С.В.)Сословие зависимых военных слуг - боярских воинских людей, известное еще со времен Киевской Руси, продолжало существовать и в Московском государстве, и даже получило вполне официальный государственный статус в ряду прочих воинских сословий. Согласно “Уложению о службе” 1555-1556 годов каждый феодал-помещик, помимо личной службы, был обязан выставить вместе с собой определенное число вооруженных воинов в зависимости от количества и качества принадлежащей ему земли. Эти воины несли службу в поместном войске вместе со своими господами, делясь по своим качествам на строевых - имевших коня и полное вооружение, и обозных, шедших с провиантом, фуражом и заводными лошадьми. Количество таких военных слуг зависело от статуса и уровня достатка их господина, и могло быть от 1-2 у провинциального дворянина до нескольких десятков у боярина. В социальном плане сословие военных холопов или послужильцев большей частью составляли обедневшие и беспоместные дворяне и дети боярские, отбракованные на смотрах новики и другие потомственные воинские люди, не имевшие средств к существованию, для которых поступление на службу к более обеспеченному служилому человеку было единственной возможностью остаться в составе поместного воинства. Для этого послужилец поступал к хозяину в служилую кабалу: взамен полного материального обеспечения в быту и в военном походе, он был обязан служить господину “по его живот”, а по смерти последнего становился свободным человеком. В отличие от полных (обельных) холопов из крестьян и дворовых людей, холопы служилые не являлись рабами, их права были защищены законом. Господин не имел права их продать, подарить, завещать кому либо, а также посягать на их жизнь и здоровье, и даже ссылать со двора без прокорма и отпускных. В случае нарушения хозяином закона, Холопий приказ освобождал такого слугу от кабальной зависимости, выдавая ему “отпускную”. Да и сами хозяева понимали, что глупо обижать людей, от верности которых в бою зависит их господская жизнь, и держали своих послужильцев в большой чести.

Численность воинских сословий Московского государства

Поместные воиныОбщую численность московского военно-служилого класса определить достаточно сложно, данные источников отрывочны и довольно противоречивы. Английский посол Флетчер, побывавший в Москве в 1588-1589 годах и собиравший для своего короля сведения о русских вооруженных силах, называет цифру порядка 100 000 воинских людей, получавших ежегодно жалованье. Однако непонятно, входят ли в это число лишь дворяне, или здесь учтены и “приборные” сословия, также имевшие жалованье от казны. В другом документе конца XVI века говорится о 65 000 человек поместной конницы, ежегодно собираемой для охраны от татар южного рубежа по Оке, однако также непонятно, учтены ли здесь военные холопы - послужильцы, тоже входившие в поместное войско и проходившие смотры вместе с хозяевами. Известно также, что во времена Грозного общая численность стрельцов составляла около 12 000 человек, при этом порядка 5000 стрельцов (10 полков) находилось в Москве или вокруг нее. Ко второй половине XVII века число московских стрельцов доросло до 20 000.

Из летописей известно, что для защиты Смоленска в начале XVII века (накануне войны с Польшей) было собрано 1100 детей боярских, 1700 стрельцов, 200 пушкарей и затинщиков. Псков во время осады его поляками в 1581 году обороняли 2500 дворян, 2500 стрельцов и 500 казаков. По казенной росписи 1631 года штатный гарнизон Зарайского кремля включал 76 стрельцов, 2 пушкарей, 17 затинщиков, 6 воротников и 5 посыльных.

Посошные (даточные) люди

Помимо воинских людей, находящихся на службе постоянно, в случае большой войны и нехватки служилых людей набирались временные ополчения - так называемая посошная рать. Воинская повинность раскладывалась на города и сельскую местность по тому же принципу, по которому взимались в государстве налоги и подати – по человеку от определенного количества сох**.

**Соха – универсальная единица налогообложения на Руси в XIII-XVII веках, приравниваемая указом правительства к определенному количеству четвертей пашни либо к определенному числу городских дворов.

Ополченцы - даточные люди - выставлялись по жребию либо по соглашению из тягловых сословий общества - крестьян и посадских (городских) людей. Эту службу несли обычно мужчины средних лет, справные, умеющие обращаться с оружием, и имевшие поручителей из числа выставивших их общин в том, что данный человек “…служить будет, на службе людей не побьет, грабить и сильно кормов имать не станет”. Ополченцы должны были явиться на сборный пункт вооруженными и с запасом еды на несколько дней. Общинники снабжали их в дорогу “подможными” деньгами, а кроме этого на все время службы им полагалось кормовое довольствие от царской казны. Следует сказать, что в Московском государстве большинство крестьян и городских обывателей имели в своем доме настоящее боевое оружие, нередко даже огнестрельное, а кто побогаче - и доспехи недорогих разновидностей. Властями это поощрялось, поскольку при частых в те времена вражеских нападениях именно местное ополчение, собранное в крепостях, составляло большую часть их гарнизонов. Согласно русской военной теории того времени, для полноценной обороны крепости требовался гарнизон из расчета по два человека на погонную сажень периметра крепостной стены, то есть фактически по человеку на погонный метр. Судя по казенным “росписям” русских городов и острогов XVI-XVII веков, количество приписанных к ним служилых людей профессиональных сословий - дворян, стрельцов, пушкарей, казаков и т.д. составляло обычно не более 1/3 от требуемого количества. Остальной гарнизон добирался за счет вооруженных ополченцев из местного населения. Особенно велика была роль “посошных” ратников-ополченцев в обороне Отечества во времена Смуты 1604-1618 годов, когда из за безвластия и невыплат жалования профессиональные воинские сословия были в значительной степени деморализованы, а часть из них даже перешла на сторону самозванцев.

*****

Привычка к оружию и наличие боевого опыта у низших классов тогдашнего общества имели также свою оборотную сторону в виде частых бунтов и мятежей, направленных против произвола правящей элиты, обуздать которые не всегда могли даже регулярные войска. Наиболее масштабными из них были московские мятежи 1547, 1584, 1648 (Соляной бунт), 1662(Медный бунт) годов, а также Разинское восстание в Поволжье 1667-1671 годов. Особенно опасным для царской власти стал московский Соляной бунт 1648 года, когда многотысячная вооруженная толпа, возмущенная четырехкратным повышением налога на соль, ворвалась в Кремль и учинила расправу над ненавистными ей боярами, напугав при этом до полусмерти царя Алексея Михайловича, вынужденного тогда выполнить все требования восставшего народа.
Заведовало набором ополчений в Московском государстве отдельное ведомство - Приказ сбора ратных людей. В Российской империи после военной реформы 1705 года термин “даточные люди” был заменен термином “рекруты”.


Словарь

Оружничий - одна из высших придворных должностей в Московском государстве, впервые введенная великим князем Василием III. Оружничий заведовал государевым оружием и доспехами, под его руководством была Оружейная палата, а также все рынды - царские оруженосцы. Оружничий обычно имел чин окольничего или боярина.
Постельничий - придворная должность в Московском государстве, впервые упомянута в 1495 году. Постельничий был ближайшим слугой государя, командовал комнатными слугами - стряпчими и спальниками, заведовал “постельной казной” - иконами, крестами, драгоценной посудой, платьем и т.д.
Дьяки - государственные чиновники в Московской Руси, бывшие “худородного” происхождения, но грамотные и деловитые. Делились на думных и приказных. Думные дьяки являлись членами думы и руководили приказами, по службе считались выше дворян московских. Приказные дьяки занимали видные должности в приказах, в волостях были товарищами (помощниками) наместников, по службе стояли ниже дворян московских, но выше жильцов. Дьяки получали денежные и поместные оклады как служилые люди по отечеству, и даже могли иметь вотчины.
Подьячие - мелкие чиновники, помощники дьяков. Исполняли различные ответственные поручения, а также занимались письменным казенным делопроизводством. Имели от государства денежные и поместные оклады, а также кормились приношениями от населения за составление всевозможных официальных бумаг, прошений и т.д, за что вошли во многие народные поговорки: подьячий - любит принос горячий; подьяческая душа на нитке висит; подьячий и со смерти за труды просит.
Ярыга - низший государственный или земский служитель, используемый для различных мелких поручений, прислуги и на посылках.