Киевская Русь (IX в - первая половина XII века)

ратникиВременем образования Киевской Руси как государства можно считать рубеж VIII и IX веков, когда жившие на Днепре поляне перестали платить дань хазарам, и сами обложили данью ближайшие к ним славянские племена - древлян, дреговичей, кривичей и северян. Решающей силой, определившей этот процесс, стали военные вожди полян - князья и их многочисленные хорошо вооруженные дружины, представлявшие собой полностью профессиональное военное сословие, живущее исключительно силою своих мечей. Собираемую ежегодно дань - полюдье, основу которой составляли мед, воск, скора (пушнина) и челядь (рабы), они сбывали в Византию и Арабский Халифат, получая взамен вино, оружие, дорогие ткани и предметы роскоши. Это нашло свое отражение в арабских источниках начала IX века, где упоминается великий князь Киевский - “хакан-рус“, и его воины - “русы“, которые “…ходят к славянам и берут насильно у них на свое содержание“.

Князья

Славянские князья и их дружины впервые упоминаются в византийских письменных источниках уже в VI веке нашей эры, где их называют “склавинами и антами“. Они периодически нападают на Империю, а временами заключают с ней союзы и охраняют ее границы. В Повести временных лет говорится, что “Кий княжаше в роде своем…” а по смерти Кия его потомки стали княжить у полян, а у древлян, дреговичей, полочан и словен новгородских были свои князья.

По поводу происхождения слова князь существует много различных версий. Наиболее вероятной представляется следующая: титул князь (в древнерусском произношении конязь) славянами ниоткуда не заимствован, а восходит ко временам родового строя и имеет первоначальное значение – основатель рода, глава рода. Этот древний смысл сохранился до сих пор в русской свадебной обрядности, корни которой уходят в далекое прошлое, где жениха величают «князем», а невесту – «княгиней». Предполагают, что само это слово строится от корня «кон» – что значит основа, начало. Корень этот присутствует до сих пор в словах закон, исконный (изначальный), кондовый (основательный). Очень может быть, что русское слово конязь восходит даже ко временам общности европейцев, поскольку у германских народов также есть титулы, по звучанию весьма похожие и, вероятно, от того же корня произошедшие: konungr у древних норманнов, könig у немцев, имеющие аналогичное значение – глава рода, вождь, предводитель.


Норманский воинНорманнские воины, реконструкцияВо второй половине IX века власть в Новгороде, а затем в Киеве силой захватывают варяжские конунги из династии Рюриковичей. Первые князья этого рода, начиная с Игоря Старого и Святослава, постепенно распространяют свое влияние на другие земли, посылая в главные города Руси своих сыновей в качестве наместников. С этой поры среди имен русских князей наряду со славянскими, становятся обычными и норманнские – Рюрик (Hrorekr), Олег (Helgi), Игорь (Ingvarr). Первые киевские Рюриковичи были слабо связаны с местной общиной, основные их функции - предводительство войском, охрана населения и верховный суд. За оборону от врагов князья получали с подвластных им земель дани (выходы), а за суд - виры (судебные пошлины). На сбор дани - полюдье - князья отправлялись ежегодно вместе с дружиной, при этом часто вели себя как викинги на завоеванной территории, а сбор дани превращался в грабеж. К примеру, Игорь Старый дважды посылал собирать дань вместо себя своего боярина-варяга Свенельда с его скандинавской дружиной, первый раз в 940 году, когда тот “примучил” уличей, не желавших платить, а в 942 году им были обобраны древляне. Как варяги Свенельда взимали дань - можно себе представить, если по словам летописи они “… изоделися суть оружием и пърты …”. В 945 году Игорь отправился к древлянам сам, и был ими убит за свою жадность. Как свидетельствует летопись, ему показалось мало обычной дани, и он “… пусти дружину свою домови, с малъмь же дружины возвратися, желая больша имения”, и древляне “… убиша Игоря и дружину его, бе бо их мало”. Его внук, креститель Руси князь Владимир Святославич, занимавший великокняжеский стол с 978 по 1015 год, к концу своего правления заменил всех крупных племенных князей своими сыновьями, либо посадниками из числа ближних бояр, которые уже сами собирали положенную дань, и часть ее доставляли в Киев под охраной личных дружин (это называлось повозом).

Сбор дани. Н. Рерих

Начиная с великого князя Ярослава Владимировича Мудрого (правил в Киеве в 1016 - 1054 г) на Руси установилось так называемое лествичное право престолонаследования, при котором отношения между князьями-Рюриковичами складывались по семейно-родовому принципу. Над всеми господствовал старший в роду, который, как отец, заботился о всем роде, думал о Русской земле, судил младших и т. д, занимая при этом Киевский престол, считавшийся главным и старейшим. Другими престолами, в порядке их значимости, управляли прочие князья по очереди старшинства, основанном на старшинстве физическом - старший брат выше младшего, дядья старше племянников, и т. д. Когда великий князь умирал, его престол занимал следующий по старшинству после него Рюрикович, и вслед за ним передвигались по столам все нижестоящие князья, совершая так называемое лествичное восхождение - “… яко же от прадед наших лествицею каждо восхождаше на великое княжение Киевское”. Если же какой-либо князь умирал, не достигнув старшинства, то дети его выпадали из общей родовой иерархии, становясь изгоями, лишенными права на лествичное восхождение и даже на собственную волость. К началу XII века княжеский род Рюрика разросся настолько, что разделился на несколько ветвей, и лествичный порядок начал давать сбои. Число князей-изгоев увеличилось, многие из них отказывались подчиняться родовому праву, требуя себе волостей, что привело к частым конфликтам и усобицам. К этому времени на первый план стал выходить другой принцип престолонаследования - наследственный. На Любечском съезде князей 1097 года впервые был поднят вопрос о том, чтобы каждая княжеская линия сохраняла за собой свою “отчину” - владение отцов, что было поддержано многими Рюриковичами. В 1113 году при вступлении на Киевский престол Владимира Мономаха был впервые нарушен принцип старшинства, а впоследствии Андрей Боголюбский, став великим князем в 1157 году, и вовсе перенес столицу из Киева во Владимир-на-Клязьме, навсегда закрепив Владимиро-Суздальскую землю за своими потомками.

Дружина

Славянский воин VI векаУчитывая особенности жизни ранних человеческих сообществ, где все вопросы решала грубая сила, война у большинства народов считалась одним из самых почетных и уважаемых ремесел, уделом сильнейших, храбрейших и благороднейших. Даже в среде мирных земледельцев и пастухов всегда находились такие, кто предпочитал оружие, походы и битвы тяжелому однообразному труду, и выбирал ремесло воина. Часто это ремесло становилось наследственным, передаваясь от отца к сыну. Племенные вожди, желая укрепить свою власть и авторитет, старались собрать вокруг себя самых лучших воинов, образуя при этом сплоченную и устойчивую группу - дружину, тесно связанную с вождем и друг с другом по принципу “быти за един муж всем, стояти за один до живота”. Помимо славян, боевые содружества вокруг вождей известны у других европейских народов, живших родовым строем - кельтов и германцев - еще со времен существования Римской империи. Нечто подобное наблюдалось также у кочевнических племен центральной и восточной Азии - тюрков и монголов, долго сохранявших родо-племенные отношения.

Русская дружина, подобно дружинам других европейских народов, делилась на два иерархических уровня: старшую (ближнюю, лучшую) - соратников и советников вождя, с которыми он думает об устроении земли, и младшую - воинов и слуг. Первоначально такое деление, скорее всего, производилось по возрасту: совсем юные назывались отроками и выполняли роль оруженосцев и слуг, дружинники постарше - детские - являлись рядовыми воинами, а те, кто сумел дожить до зрелого возраста и при этом проявить себя, становились княжьими мужами, которых также называли бояре.

Само по себе слово “боярин” или “болярин” в древности обозначало вообще влиятельного в земле человека, “нарочитого” или “лучшего” мужа (в том смысле, как это слово употребляют древнерусские летописи - “… лучшие мужи, иже держаху землю”), и могло быть производным от слова “болий”, то есть “больший”, в противоположность “меньшим” или “худшим” людям. По другой версии боярин есть производное от скандинавского boljarl , что означает примерно то же - знатный, влиятельный человек. В начальный период русской государственности, когда сохранялись еще элементы старого родового строя, в круг княжеских советников помимо бояр княжеских входили еще бояре земские, к числу которых относились потомки старой родовой аристократии, называемые в летописях огнищанами*, и старейшины градские - видные представители торговых и ремесленных сообществ. Впоследствии, по мере усиления княжеской власти, обе категории боярства повсеместно слились, за исключением территорий Господина Великого Новгорода, где земское боярство стало основным правящим классом, а князья и их дружины были постепенно низведены до роли наемного войска.

*Термином огнище в древности называли большой участок земли под пашню, очищенный от леса подсечно-огневым способом, и принадлежащий сельской общине или роду. Главы родов и старейшины земледельческих союзов, владеющих такими земельными угодьями, назывались огнищанами. Во времена Киевской Руси термин огнище стал обозначением сельского имения, значительного земельного владения, а все землевладельцы причислялись к огнищанам. По Русской Правде - древнерусскому своду законов - огнищане были приравнены к княжьим мужам.

Совокупность княжьих мужей, составляющих постоянный княжеский совет, в летописях называли “боярами думающими”, а впоследствии боярской или дружинной думой. Факты указывают на обязательность для князя совещаний с боярами как на обязанность, утвержденную обычаем. Князя, который “думы не держит с мужами своими”, общественное мнение тогдашней Руси считало недобрым, вызывающим подозрение, а бояре были в праве отказать ему в содействии, если дело было задумано без их ведома. Боярин имел свою личную дружину, называвшуюся копье, состоящую из оруженосцев и военных слуг.

Младшие дружинники все вместе назывались гридинами или гридью, каковое название предположительно варяжского происхождения. Обычно исследователи выводят его от скандинавских слов gred (меч) либо hird, hirdin (телохранитель). Возможно также заимствование из древнеирландского, где слово grid означало двор, дворовые слуги.

Все свободные дружинники – и “старшие”, и “младшие” – по отношению к князю были «вольные слуги», служившие ему по договору. Согласно этому договору, и по обычаю, они имели “право отъезда”, то есть могли покинуть одного князя и перейти «под руку» другого, поскольку считалось, что все русские князья – братья, и они “сообща держат Русскую Землю”. Однако, скорее всего, уход из дружины с честью был возможен не во всякое время, а лишь при отсутствии военных действий, а также требовал соблюдения определенного ритуала – публичного заявления перед князем о своем уходе в присутствии свидетелей, и, видимо, каких то объяснений, иначе воин мог потерять свое доброе имя в глазах общества и прослыть предателем - отметником, перевертником. Князь также был вправе уволить - “отпустить от себя” неугодного ему дружинника.

Самый низший слой княжеских и боярских дружин составляли челядины или челядь, которые также могли быть воинами, но, в отличие от свободных дружинников, являлись холопами в различной степени кабальной зависимости (временной либо пожизненной). Часть из них была в холопстве по рождению, но в принципе любой вольный гридин мог оказаться в этой категории, попав в плен на войне, либо за долг - если, к примеру, совершал преступление и не мог уплатить виру. В военных походах воины-холопы одновременно прислуживали своему господину и сражались рядом с ним. Из числа наиболее верных назначались тиуны - доверенные лица, надзиравшие за различными отраслями господского хозяйства и командовавшие младшими холопами - рядовичами.

По Русской Правде – своду законов Киевской Руси XI века, за убийство княжого мужа или огнищанина полагалась двойная вира – 80 гривен серебра, тогда как за убийство гридина равно как и любого свободного мужчины – простая вира – 40 гривен, а свободной женщины – полувирье – 20 гривен. Жизнь княжеского челядина “стоила” 12 гривен.

Поскольку князья не были привязаны постоянно к одним и тем же землям и городам, а кочевали с престола на престол согласно лествичному праву, а дружины их соответственно перемещались вместе с ними, то землевладение не могло быть развито среди служилого сословия. Можно выделить три основных формы материального обеспечения военно-дружинного класса Руси Киевского периода. Во-первых, это денежное жалование, которое выплачивалось обычно раз в год. По данным летописей конца XI века можно определить годовой оклад боярина, который был равен примерно 200 гривнам кун, что при весе киевской серебряной гривны в 160 грамм составляет 32 кг (два пуда) серебра. Другой распространенной формой содержания дружины были кормления, когда служилые люди рассылались по волостям - селам и младшим городам - в качестве наместников и волостелей, при этом получая доход не из княжеской казны, а непосредственно с подвластного населения. Это часто приводило к лихоимству и различным злоупотреблениям. Третьей формой были доводы - доходные должности в княжеской администрации, дававшие право на присвоение части пошлин за исполнение различных служб, например судебной, сборе мыта и т.д.

Земское воинство

Столицами отдельных древнерусских земель - крупных территориальных областей, из которых впоследствии образовались феодальные княжества, были старые города, возникшие еще в догосударственные времена как центры славянских племен и племенных союзов. Например Киев считался главным городом полян, Новгород - ильменских словен, Смоленск - кривичей, Полоцк - полочан и т.д. Каждый стольный город являлся одновременно крепостью и военным лагерем, и имел четкую военную организацию, имевшую как правило десятичное деление. Все боеспособное мужское население было организовано по территориальному (городские концы) либо цеховому принципу, и вместе составляло городовой полк или тысячу, делившуюся на сотни и десятки. Во главе земского войска стоял тысяцкий - опытный и авторитетный воевода, выбираемый вечем (общим сходом всех свободных граждан стольного города) из числа земских бояр - “лучших людей”. Помощниками ему были сотские и десятские - выборные командиры, составлявшие городскую старшину - земскую воинскую знать. В распоряжении тысяцкого даже в мирное время находились значительные вооруженные отряды, обеспечивающие порядок в городе и несшие караульную службу, содержавшиеся за счет специальных сборов в городскую казну. Только силами своих дружин, без поддержки земского войска, состоящего из воев - ополченцев, князья вести успешные войны не могли.


Второстепенные города той же земли считались «младшими» или «пригородами» и находились в подчиненном и зависимом положении. Старшие города Руси представляли в то время значительную политическую и военную силу, и любому князю, чтобы утвердиться на каком-либо столе, одного «лествичного права» было недостаточно. Он должен был “быть призван”, то есть получить от лучших людей города официальное приглашение, после чего “взять ряд” с горожанами - заключить договор с городским вечем, где были перечислены условия, на которых он призывался. Призвание имело силу до тех пор, пока с обеих сторон соблюдались условия договора. В определенных случаях вече могло изгнать князя и пригласить на его место другого Рюриковича, причем случаи таких изгнаний в домонгольской Руси встречаются не только в Новгороде, но и Киеве, Галиче, Полоцке, Рязани и других городах.

Черные клобуки

Среди воинских сословий Киевской Руси нельзя не упомянуть особую пограничную стражу, основу которой составляли полуоседлые тюрки-конфедераты, известные в наших летописях как черные клобуки. История их появления, в общих чертах, такова: в IX-X веках в обширных степях к востоку от Волги сформировался крупный племенной союз кочевых тюрок, известный окрестным народам как “гузы” или “огузы”. В конце X века они перешли Волгу и появились в причерноморских степях, откуда совершили свои первые набеги на Русь. Крупнейшим племенем в этом союзе были печенеги, а среди прочих известны торки, берендеи, ковуи, турпеи. Печенеги были разбиты Ярославом Мудрым под Киевом в 1036 году, против торков в середине XI века было предпринято русскими несколько успешных походов, в результате чего торки были отброшены за Дон, а три племенные орды (по оценкам историков от 60 до 100 тысяч человек) были расселены на краю степи, в Поросье - достаточно обширном пространстве, ограниченном с юга рекой Рось, с севера Стугной, а с востока Днепром, и стали вассалами киевских князей с обязанностью охранять южную границу Руси от кочевников. Надо сказать, что река Рось, текущая с запада на восток, с древнейших времен служила для приднепровских славян пограничным рубежом, поскольку южнее ее крупных лесных массивов нет, и начинаются ковыльные степи. Вследствие этого вдоль берега была выстроена цепь крепостей и укрепленных поселков (называемых в былинах богатырскими заставами) с военизированным славянским населением, которое регулярно пополнялось за счет молодых искателей приключений и даже военнопленных (к примеру Ярослав Мудрый расселил здесь поляков, взятых в плен в походе 1031 года). Прибывшие сюда орды торков были испомещены вперемежку со славянами, называвшими их “свои поганые”, и вскоре перешли к полуоседлому образу жизни. У них стали появляться укрепленные городки, главным из которых был Торческ. В начале XII века ситуация в степи резко изменилась, “дикие” (независимые) огузы вступили в жестокую войну на уничтожение с пришедшими из за Волги племенами кипчаков-половцев, которую проиграли. Остатки печенегов, торков, берендеев и других родственных им племен, в большинстве своем, осели вдоль южных границ Руси: кроме Поросья они заселили левобережье Днепра - берега реки Сулы, Сейма и верховья Дона, усилив собой русскую пограничную линию, выстроенную против них же еще при князе Владимире Святославиче. Поскольку степняки эти были потомственными мастерами степных войн, их опыт, вооружение и военную организацию стали перенимать все приграничные жители, в результате чего образовался военный союз, известный в летописях начиная с 1146 года под именем черные клобуки (вероятно за черные войлочные шапки, надеваемые под шлемы). Несмотря на оседлость, быт черных клобуков был полувоенный: взрослые мужчины пасли стада, ходили в степные рейды и стояли дозорами на курганах и речных бродах; женщины, старики и дети вели домашнее хозяйство – такой же уклад жизни впоследствии был характерен для южнорусского казачества. По оценкам историков, черные клобуки Поросья имели в постоянной боеготовности до 20 тысяч всадников и являлись вторым по значимости (после городского веча) фактором, с которым приходилось считаться Киевскому князю при утверждении на своем престоле, поскольку всегда поддерживали князей храбрых и умеющих держать слово. Тюрки-конфедераты участвовали практически во всех походах русских князей против половцев XII – XIII веков, а во времена усобиц всегда поддерживали киевских князей и никогда им не изменяли. Считается, что к XIV веку черные клобуки были полностью ассимилированы, восприняли русский язык, культуру и даже эпос, а их потомки впоследствии составили костяк южнорусского степного казачества, не забывшего воинское искусство своих предков.

* * *


Словарь древнерусских терминов и названий времен Киевской Руси

Наместник - чиновник высокого ранга (как правило боярин или княжич) назначаемый князем в младшие подвластные ему города для местного управления, суда, воеводства, сбора налогов и т.д.

Волостель - чиновник княжеской администрации, по функциям  сходный с наместником, но ниже рангом, управляющий от имени князя сельскими волостями.

Тиуны - доверенные слуги князей и бояр (как правило несвободные), управлявшие различными отраслями их феодального хозяйства - теремами, конюшнями, казной, сельскими угодьями, а также выполнявшие при своих господах роль чиновников, наделенных административно - судебной властью. Простые люди считали жадных и корыстных тиунов  худшими своими притеснителями. Судя по летописным описаниям народных восстаний, которых только в Киеве известно несколько, горожане первым делом бросались громить и жечь дворы ненавистных им тиунов.

Мечник – должность в княжеской административно-судебной системе Киевской Руси (что-то вроде судебного пристава). Мечник присутствовал от лица князя на судебных поединках, испытании железом, и т.д. следя за соблюдением правил и фиксировал результат.

Вирник – судебный чиновник, взимавший «виры» - штрафы в пользу князя за различные нарушения закона. Вирники назначались из числа княжеской дружины и рассылались по волостям на кормление вместе с помощниками-писцами, которых называли «метельниками».

Дикая вира - штраф за убитого в случае, если личность убийцы не установлена. Его платила вервь - община, на территории которой найден убитый.

Варяги  - обобщенное древнерусское название для выходцев из северных стран Европы, приплывавших на кораблях по Балтийскому морю, которое на Руси называли Варяжским, а водный путь из него по рекам до устья Днепра - путем "из варяг в греки". В более узком смысле варягами считали выходцев из Скандинавии - торговцев и воинов, известных в Западной Европе как норманны. Русское слово варяг , скорее всего, заимствовано из лексикона византийцев, где варангами или вэрингами звали наемных воинов-норманнов, служивших в личной гвардии Базилевса (от древнескандинавского vàeringjar - давшие присягу, союзники).

Колбяги - иноземцы, упоминаемые в Русской Правде наряду с варягами. Предположительно колбягами  могли называть представителей ближайших к Руси прибалтийских народов, живших "по эту сторону моря Варяжского" - западных славян, пруссов, литву, финнов, отделяя их от варягов, приходивших "из за моря" и говоривших на германских языках.

Половцы - под таким именем на Руси известен кочевой тюркоязычный народ, называвший себя кипчаками, и пришедший в причерноморские степи в середине XI века из Средней Азии. По одной версии этноним "половцы, половчане" связан со словом "поле", и буквально означает - степняки. По другой версии, данный народ был назван так от древнерусского слова "полова" - солома, за преобладающий желто-соломенный цвет волос. Эта версия, хотя и противоречит общепринятому взгляду на половцев как на смуглых черноволосых азиатов, подтверждается тем, что другие тюрки использовали для них похожее название - "сары-кыпчак" - желтые кипчаки. Западноевропейские и византийские источники называют половцев куманами.

Калика перехожая - в старину так называли на Руси скитальцев, странников, паломников, идущих с посохом и сумой к «святым местам», главными из которых в те времена были Царьград и Иерусалим. Слово калика обычно производят от калиг - обуви римских легионеров (латинское caligae), ставшей впоследствии традиционной для средневековых паломников - пилигримов. В русских былинах Старчище-Каличище, Старчище-Пилигримище - достаточно частый персонаж, предстающий как правило в образе могучего и благочестивого странника, простого снаружи, да не простого внутри: силой он под стать любому богатырю, одет в неброскую, но дорогую одежду и обувь - "лапотки семи шелков, сумка из бархата, шляпа земли греческой". Былинные калики могут путешествовать как поодиночке, так и целыми артелями, хорошо экипированными и вооруженными крепкими вязовыми палицами. По современным предположениям, такой образ калики можно объяснить тем, что во времена Киевской Руси известные воины-витязи на склоне лет имели обычай менять коня и меч на дорожный посох, отправляясь странствовать по святым местам - грехи замаливать. Иногда под обликом странников скрываются посланцы высших неведомых сил. Именно калики перехожие ставят на ноги былинного Илью Муромца, "сидевшего сиднем тридцать лет", наделяют его вдобавок "силушкой великою", и даже частично приоткрывают тайну его судьбы: "…тебе смерть в бою не писана".

Робичич - раб, холоп, несвободный человек.

Кощей - древнерусское слово, предположительно от тюркского "кошь" - стан, обоз, поселение. В русских источниках оно встречается в значении раба, пленника, слуги. Возможно слово кощей  на сленге времен Киевской Руси служило общим презрительным прозвищем злого, враждебного кочевника (в Слове о Полку Игореве половецкий хан Кончак назван "поганым кощеем").

Кметь - молодой воин благородного происхождения, дружинник.

Море Хвалынское (Хвалисское) - старое название Каспийского моря.