Воинская наука. Предистория

«Хитрость строения ратного»

- Не копьем побеждают, а уменьем.


В древнейшие времена, когда славяне-земледельцы жили родами и племенами, каждый взрослый мужчина – член рода - имел в своем доме целый набор боевого оружия, умел им владеть и в случае вражеского нападения являлся составной частью родового и племенного войска. Кроме того, уже в те отдаленные времена славяне имели дружины, состоящие из военных вождей и сильнейших обученных воинов, основным ремеслом которых была война.
Эти дружины были достаточно сильны для того, чтобы совершать военные походы против сопредельных народов и государств. Первые такие сведения относятся к I веку нашей эры. Римский историк Корнелий Тацит упоминает о походах венедов как на север так и на юг. Он сообщает также, что они (венеды) переняли многие из сарматских обычаев.

Под именем венедов славяне фигурируют в римских хрониках рубежа нашей эры.

В VI-VII веках византийские источники повествуют о постоянных войнах со «склавинами и антами», в ходе которых империи приходилось обороняться от частых вторжений больших конных отрядов славян в ее пределы через дунайскую укрепленную линию. И бывало, что отразить их натиск не удавалось, имперские войска терпели поражения и отсиживались за стенами крепостей, а славяне свободно хозяйничали в северных провинциях империи, порой доходя до самых предместий Царьграда-Константинополя. В 551 году, в правление императора Юстиниана, полководцу Велизарию даже пришлось мобилизовать для защиты столицы всех коней во дворце и на ипподроме, и бросить в бой последние остававшиеся резервы, в том числе императорскую гвардию. При этом византийские летописцы отмечают быстроту передвижений, умелое управление войсками и высокую боеспособность славянских дружин. Столкновения с ними, порой, не выдерживали даже «катафрактарии» - тяжелая конница, одетая в железные латы и шлемы с забралами, составлявшая элиту византийской армии.

В связи с этим следует отметить явные противоречия с так называемой «норманнской» теорией возникновения Руси как государства, очень популярной в XVIII и XIX веках, и имеющей хождение до сих пор. Согласно этой теории древние славяне были плохо вооружены, не имели доспехов, не знали боевого строя, и в общем не представляли сколь-нибудь серьезной военной силы, пока не появились в их землях в IX веке князья-варяги со своими иноземными дружинами. Трудно себе представить, чтобы вооруженная лишь копьями да щитами из ивовых прутьев, беспорядочная толпа славян в VI, скажем, веке могла одерживать победы над армией Византийской империи - одной из сильнейших армий тогдашнего мира, причем на ее же территории.
Напротив, складывается впечатление, что пришедшим с севера варягам, оказавшимся на новом, непривычном для них театре боевых действий, пришлось перенимать не только славянские имена и обычаи, но также местную, отработанную веками тактику конной войны.

Очень интересны, в связи с этим, сохранившиеся описания военных походов Святослава (внука легендарного Рюрика). Согласно этим описаниям, он ходил «вборзе», без возов, на конях, с большой отборной дружиной. На каждого воина приходилось по два–три верховых коня. Ночью все, включая князя, спали без шатров, под открытым небом, на войлочных конских попонах, подложив седла под головы. Питались в основном кониной, для чего гнали с собой некоторое количество лошадей для еды, а также мясом диких зверей, добытых охотой. Мясо жарили на углях, нарезав тонкими ломтями, каждый для себя. Так достигалась та стремительность, которая так ужасала врагов.
В данном случае не возникает никаких ассоциаций с норманнами, скорее это напоминает поход степных кочевников – скифов или сарматов (тема эта более подробно нами затронута в главе “Вглубь веков”).